1915

Наревская операция 1915 г. Ч. 4. Итоги важной битвы

5 сентября 2020 г.

Операция завершалась (Наревская операция 1915 г. Ч. 3. Сражение на стыке).

Цена упорства.

За 11 дней крайне упорных боев группировка М. фон Гальвица смогла захватить лишь несколько плацдармов на левом берегу Нарева. Начальник штаба германского Восточного фронта генерал-лейтенант Э. фон Людендорф так охарактеризовал это обстоятельство: «23 июля (т. е. 10-го июля старого стиля – А. О.) были взяты штурмом Пултуск и Рожаны, 4 августа (т. е. 22-го июля старого стиля – А. О.) - Остроленка и тем самым захвачены переправы через Нарев … Другие части направились на Сероцк и Зегрже с целью, захватив имевшиеся там укрепления, осадить Ново-Георгиевск с северо-востока. Вслед за 12-й и 8-я армия после упорных боев также вышла на Нарев между Шквой и Писсой, но на южный берег Нарева, близ устья Шквы, переправилась лишь небольшая часть сил».

ввок9 (1).jpg

Великая война в образах и картинах. Вып. 9.

Русские войска понесли крупные потери. Э. фон Людендорф отметил: «Русские повсюду оказывали упорное сопротивление и несли тяжелые потери». Но упорное сопротивление русских войск было оправдано задачей, стоявшей перед армиями, оборонявшими северный фланг польского выступа.

Офицер 269-го пехотного Новоржевского полка 68-й пехотной дивизии позднее писал: «После Наревских июльских боев 1915 г., уничтоживших более трех четвертей Новоржевского полка, было принято решение свести оставшихся чинов в один сводный батальон… К августу 1915 года из 11-ти молодых прапорщиков, прибывших в Новоржевский полк в начале января 1915 г. … остался невредимым только один, да и он кончил войну инвалидом». Он же отметил: «Отступление Русской Армии в июле и августе 1915 года можно назвать ее Голгофой; отсутствие снарядов для артиллерии, пулеметов и даже иногда патронов заставляло отбивать и задерживать противника винтовкой и своими телами. Это стоило нам почти полного уничтожения кадрового состава Русской Армии... После дневных боев приходили жуткие ночи. Люди нервничали в это время особенно сильно. Артиллерия и пулеметы противника нас расстреливали почти безнаказанно. Отвечать тем же мы не могли - снарядов и даже патрон у нас почти не имелось. Нужны были героические усилия, чтобы удержать на позиции солдат. В критические минуты ночью офицеры выходили на бруствер окопов и спокойно проходили фронт своей части под обстрелом противника и это успокаивало солдат».

Цифры подтверждают высказывание очевидца. 173-й пехотный Каменецкий полк 44-й пехотной дивизии лишь за день боя 13-го июля потерял 9 офицеров и до 500 нижних чинов. К 16-му июля двухнедельные бои сократили боевой состав 33-й пехотной дивизии до 3-х тыс. штыков (т. е. менее 25% от штата) – в 130-м пехотном Херсонском полку осталось 380 штыков при 12 офицерах, а в 129-м пехотном Бессарабском полку – 700 штыков при 10 офицерах. В бою 15-го июля части 78-й пехотной дивизии потеряли 9 офицеров и до 800 нижних чинов. В тот же день части 6-й кавалерийской дивизии потеряли 2 офицеров и 534 нижних чина.

7..jpg

Пленные русские солдаты на работе по восстановлению моста через р. Нарев. Здесь и ниже - Нью-Йоркская публичная библиотека.

Тактические уроки и стратегический результат.

В тактическом отношении Наревская операция представляет повышенный интерес.

Лесисто-болотистый характер местности облегчал противнику форсирование реки (образуя скрытые подступы), но в то же время затруднял маневрирование и не позволял действовать крупными войсковыми массами. Вместо таранного удара германское наступление распалось на ряд изолированных наступлений различной степени мощности – но сила каждого из них была недостаточна для получения решающего результата. Особое значение для устойчивости русских войск имело и то обстоятельство, что фланги 1-й и 12-й армий опирались на крепости. Большое влияние на ход и исход операции оказали умение сторон оперировать резервами и понимание командованием роли резерва в современной войне. Так, 21-й армейский корпус, резерв Верховного командования, был использован абсолютно грамотно – заняв позиции на крайнем правом фланге 1-й армии, он усилил стык 2-х армий и не дал разорвать связность фронта на Нареве. Целесообразность этого решения усиливалась и тем обстоятельством, что корпус оборонял рожанские позиции – ключевые позиции Наревской операции. В то же время резервы самого 21-го армейского корпуса в значительной степени расходовались для поддержки 1-го Конного корпуса. Неустойка в конном корпусе поставила под угрозу левый фланг 21-го корпуса – на угрожаемое направление пришлось выдвинуть все имеющиеся резервы. Ситуация на фланге была стабилизирована, но, когда фронт 21-го корпуса оказался под угрозой, в руках у его командира оказался лишь один батальон 129-го пехотного Бессарабского полка. Отсутствие резервов сказалось и на эффективности атак частей 21-го армейского корпуса.

1160840.jpg

Генерал-квартирмейстер Штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии Ю. Н. Данилов отмечал применительно к Наревскому сражению: «Наши войска проявили много доблести и упорства в отражении атак».

Военный историк Г. К. Корольков писал: «Это сражение принадлежит к числу самых поучительных из сражений на русском фронте. Здесь можно видеть влияние крепостей Осовец и Новогеоргиевск, которые прикрывали фланги 12-й и 1-й русских армий, борьбу за укрепленные позиции у Рожан и Пултуск, переправу через Нарев, борьбу на случайных и малоподготовленных тыловых позициях и взаимодействие разных родов войск».

Так, когда 18-го июля у мест. Тейска германцы прорвали фронт 4-го Сибирского армейского корпуса, положение было восстановлено конной атакой 1-й отдельной кавалерийской бригады (19-й драгунский Архангелогорский и 16-й гусарский Иркутский полки). Русская кавалерия понесла тяжелые потери (об атаке архангелогородских драгун мы писали в статьях - Две атаки в один день - русская конница против германской пехоты. Ч. 1. Архангелогородские драгуны у дер. Грабово 18 июля 1915 г. ; Две атаки в один день - русская конница против германской пехоты. Ч. 2. Закрыть прорыв), но вновь решила важнейшую задачу – ликвидировала прорыв пехоты противника в условиях современного боя.

В стратегическом аспекте сражение на Нареве решало судьбу Варшавы. Противник не смог добиться своей главной цели – прорваться к Седлецу, замкнув с севера кольцо в рамках предполагаемых «Канн».

Германское командование Восточного фронта было вынуждено констатировать: «Операция на востоке, несмотря на прекрасное проведение Наревского удара, не привела к уничтожению противника. Русские… вырвались из клещей и добились фронтального отхода в желательном для них направлении».

1161034.jpg

Генерал-квартирмейстер Восточного фронта М. Гофман также отметил: «12-я армия, перейдя Нарев, следовала сначала в южном направлении, надеясь успеть еще отрезать часть русских у Варшавы. … надежда эта не оправдалась».

Германский военный историк Х. Риттер писал: «В жестоких боях … оба противника понесли большие потери. Русские сумели сохранить себе свободу действий. …Вопреки своей обычной осторожности, русские упорно подвергали себя опасности быть отрезанными, оставляя далеко выступавший на западе от Варшавы угол… Неосторожность неприятеля в Варшаве, казалась, разрешится долгожданным боем в кольце. Энергичнейший натиск XII германской армии … с центром, приблизительно, вдоль железнодорожной линии Остроленка – Малкин - Седлец, должен был по крайней мере отрезать русские силы, расположенные внутри и вокруг Варшавы… Надежды германского главнокомандования на уничтожение неприятельских сил быстро померкли».

1160842.jpg

Русские войска уходили из Польши – выходя из «мешка» т. н. Передового театра, чтобы, консолидировав фронт на новых рубежах, продолжить борьбу с упорным и сильным врагом.

Источники

РГВИА. Ф. 2220. Оп.1. Д. 159;

РГВИА. Ф. 2220. Оп. 1. Д. 160;

РГВИА. Ф. 5265. Оп. 1. Д. 4;

РГВИА. Ф. 5265. Оп. 1. Д. 5;

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 35. Ч. 1;

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 38. Ч. 3;

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 38. Ч. 4;

РГВИА. Ф. 2007. Оп.1. Д. 42. Ч. 2;

Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. - Воззвания Верховного Главнокомандующего. – Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. - М., 1915;

Летопись войны. - 1915. - № 48, 49;

Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 - 1918. Band II. - Wien, 1931;

Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand 8. Sommer und Herbst 1915. - Berlin, 1932;

Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914 - 1916 в его важнейших решениях. - М., 1923;

Гофман М. Война упущенных возможностей. - М. - Л., 1925;

Воспоминания г. г. офицеров 269-го пехотного Новоржевского полка. Река Нарев, г. Гродно и г. Сморгонь // Военная быль. 1961 - № 51;

Людендорф Э. фон. Мои воспоминания о войне 1914 - 1918 гг. - М. - Мн., 2005.

Некоторая литература

Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. - Пг., 1916;

Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 4. Сост. А. Незнамов. - М., 1922;

Риттер Х. Критика мировой войны. - Пг., 1923;

Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914 - 1915 гг. – Берлин, 1924;

Корольков Г. К. Несбывшиеся Канны. - М., 1926;

Рубец И. Ф. Конные атаки Российской Императорской Кавалерии в Первую мировую войну – 1915 год // Военная быль. - 1965 - № 76;

Керсновский А. А. История Русской Армии. Тт. 3-4. - М., 1994;

Новиков П. А. Сибирские армейские корпуса в Первой мировой войне // Известия Уральского государственного университета. – 2009. - № 4 (66);

Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810-1917. - М., 2012.

Статьи из этой серии

Наревская операция 1915 г. Ч. 3. Сражение на стыке

Наревская операция 1915 г. Ч. 2. Битва за плацдармы

Наревская операция 1915 г. Ч. 1. Стратегический рубеж

Автор:

664

Поделиться:

Вернуться назад