1915

Наревская операция 1915 г. Ч. 2. Битва за плацдармы

27 августа 2020 г.

Ранее мы рассмотрели обстановку к началу операции (Наревская операция 1915 г. Ч. 1. Стратегический рубеж), теперь перейдем к ходу боевых действий.

Структура Наревской операции включает в себя 2 этапа.

I. 10 – 13 июля.

Первый период сражения характеризовался ожесточенными боями за плацдармы.

3..jpg

Наревская операция – боевые действия на 1-м этапе операции 10 – 13 июля (23 - 26 июля по новому стилю) 1915 г. Германская карта. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand 8. Sommer und Herbst 1915. - Berlin, 1932.

Левый фланг германской 8-й армии (1-я и 11-я ландверные дивизии) был скован действиями у крепости Осовец. Героический гарнизон Осовца оттянул на себя целый корпус противника.

6..jpg

Казематы крепости Осовец. Нью-Йоркская публичная библиотека.

Ударная группа 8-й армии (10-я ландверная и 75-я резервная дивизии) вела наступление между Ломжей и Остроленкой. Учитывая то обстоятельство, что на данном направлении у русских войск (5-й армейский корпус и 9-я сибирская стрелковая дивизия) на правом берегу реки имелась сильная позиция, германцы произвели 4-дневную артиллерийскую подготовку. Ураганный огонь противника разрушил русские окопы и полевые укрепления – но, несмотря на это, германские атаки неизменно отбивались. Бои на данном боевом участке показательны стремлением сторон к ведению минной войны. Русское командование умело оперировало резервами. Особенно активно действовал отряд командира бригады 7-й пехотной дивизии генерал-майора Р.-К. Ф. Вальтера.

Вальтер.jpg

Р.-К. Ф. Вальтер.

На боевом участке Остроленка - Рожан до 12-го июля наблюдалось затишье. Но в ночь на 12-е июля германские войска перешли Нарев ниже Остроленки по найденному разведчиками броду - лето 1915 г. было настолько жаркое, что река значительно обмелела. Германская пехота закрепилась на левом берегу Нарева, на правом была размещена сильная артиллерийская группировка, позволившая противнику удержать левобережный плацдарм. Русские войска контратаками не позволили противнику расширить плацдарм. Выше Рожан Нарев удалось форсировать более крупной группировке противника – создав очередной плацдарм, части германских 2-й и 83-й пехотных дивизий потеснили левый, основательно растянутый, фланг русской 12-й армии (части 10-й сибирской стрелковой и 68-й пехотной дивизий).

Рожанский плацдарм русских войск была атакован в ночь на 10-е июля. Именно этот удар и считается началом Наревской операции.

Внезапная атака противника привела к отходу русских частей на 2-ю линию обороны. Несколько дней 1,5 русских дивизии (части 33-й и 44-й пехотных дивизий) выдерживали натиск 3-х германских дивизий (3-й, 26-й пехотных, 4-й гвардейской) с многочисленной артиллерией.

«Описание действий частей 21-го корпуса за июль месяц 1915 года» так передает накал боя: «Около 7 часов утра 11 июля неприятельские разведывательные части появились на правом берегу у пос. Рожан, а вскоре после этого артиллерия противника открыла огонь по нашим цепям. Обстрел постепенно усиливался, но особой интенсивностью он отличался по участку 176-го Переволоченскаго полка (44-й пехотной дивизии – А. О.) … было обнаружено накапливание противника на левом берегу по не совсем сгоревшим мостам у с. Дышобаба и пос. Рожаны. Переправившиеся части противника около часу дня пытались наступать на участки Переволоченского и Роменского (174-й пехотный полк 44-й пехотной дивизии – А. О.) полков, но были отброшены к реке нашим ружейным и пулеметным огнем».

Описание.jpg

Германские источники отмечают удивительное упорство русских войск. Лишь переправа противника ниже Рожан, угрожавшая русским частям на плацдарме тактическим окружением, заставила русские войска отойти на левый берег Нарева. В 2 часа 20 мин. 12-го июля 173-й пехотный Каменецкий полк 44-й пехотной дивизии и 131-й пехотный Тираспольский полк 33-й пехотной дивизии перешли в наступление на дер. Шарлат.

Переправившись у Рожан, германцы организовали на левом берегу реки тет-де-пон, действуя с которого, ночью атаковали стык 175-го и 176-го пехотных полков 44-й пехотной дивизии, но были отбиты.

12-го июля германцы, воспользовавшись растянутым положением 21-го армейского корпуса, при поддержке ураганного огня артиллерии всех калибров, значительными силами атаковали правый фланг корпуса. Как отмечено в Журнале военных действий 21-го армейского корпуса: «Некоторые окопы были этим огнем совершенно разрушены». Главный удар пришелся на позиции 176-го Переволоченского и 174-го Роменского пехотных полков.

Журнал.jpg

Одновременно противник начал наступление в северо-восточном направлении вдоль р. Ож. Около 12-ти часов германские части, переправившись у Рожан, повели наступление на левый фланг переволоченцев и к часу дня подошли к их окопам на расстояние 600 шагов. В это же время части противника, сосредоточенные у Дышобабы, переправились через Нарев и также атаковали позиции 176-го пехотного полка.

Подразделения этого полка выдержали 2 атаки германцев, но 3-я атака (около 14 часов) вынудила их к отходу к сел. Людвинов. Правый фланг корпуса оказался под угрозой. Переволоченцы отступали через лес, преследуемые противником, когда подоспел резерв – 1-й батальон 129-го пехотного Бессарабского полка. Бессарабцы не дали противнику прорваться к югу от шоссе, прикрыв отход частей 175-го Батуринского и 174-го Роменского пехотных полков. На участке оз. Гоголь – сел. Смольник завязался лесной бой.

11..jpg

Переправа германской пехоты через реку. Русский фронт, весна-лето 1915 г. Великая война в образах и картинах. Вып. 9. Изд. Маковского Д. Я. - М., 1916 г.

176-й, 175-й и 174-й пехотные полки сосредоточились на линии Людвинов – Юрги. На угрожаемое направление был выдвинут корпусной резерв – 130-й пехотный Херсонский полк, а также переброшенный из пос. Юзефово 132-й пехотный Бендерский полк. Оба полка под общим командованием командира 2-й бригады 33-й пехотной дивизии генерал-майора И. И. Эфирова к 19 часам 12-го июля сосредоточились у сел. Людвинов.

Эфиров.jpg

И. И. Эфиров.

Начальник 44-й пехотной дивизии предполагал перейти в контрнаступление и восстановить положение.

Но германцы около 19-ти часов вновь нанесли сильный удар – под натиском противника левофланговые части корпуса (2-я бригада 44-й пехотной дивизии под командованием генерал-майора В. Н. Свяцкого и отряд генерал-майора А. П. Ханукова) начали отходить.

В. Н. Свяцкий.jpg

В. Н. Свяцкий.

Выполняя категорический приказ командира корпуса, они задержались на линии оз. Гоголь – с. с. Смольник – Залужье – Конин – Кобылин и стали готовиться к контрнаступлению с целью вернуть утраченные позиции. Тот факт, что боевой участок отряда А. П. Ханукова перешел к 1-му Сибирскому армейскому корпусу, позволил сформировать резерв. 173-й пехотный Каменецкий полк занял позиции между 175-м Батуринским и 174-м Роменским пехотными полками.

А. П. Хануков.jpg

А. П. Хануков.

К вечеру 12-го июля германцы, переправившись у Рожан и Дышобаба, оттеснили переволоченцев и развивали наступление на фронте Хелсты - Домбровка.

Русские части также действовали активно. К 23 часам 175-й пехотный полк закрепился вдоль дороги из сел. Людвинов, а 174-й пехотный полк занял сел. Заожье.

В ночь с 12 на 13 июля 21-й армейский корпус производил перегруппировку, готовясь к контрнаступлению. Корпусу была подчинена бригада 78-й пехотной дивизии, составившая резерв соединения. К 7 часам 13-го июля части 33-й пехотной дивизии (без 131-го пехотного полка) были сосредоточены на участке с. с. Смольник – Людвиново (правый боевой участок корпуса; командир – командующий 33-й пехотной дивизией генерал-майор М. А. Сулькевич); 44-я пехотная дивизия и 131-й пехотный Тираспольский полк развернулись к югу от шоссе до сел. Конин (левый боевой участок корпуса; командир – В. Н. Свяцкий); артиллерия корпуса была сгруппирована в районе Людвинов – Чарново. Задача соединения – вернуть позиции на участке с. с. Хелсты – Дзбондзек и отбросить противника за Нарев. Задача усложнялась необходимостью оказать содействие левому флангу 4-го Сибирского армейского корпуса.

М. А. Сулькевич.jpg

М. А. Сулькевич.

В 7 часов началось наступление корпуса. К 10 часам смежные фланги 33-й и 44-й пехотных дивизий (175-й пехотный Батуринский полк и 6 рот тираспольцев) достигли т. н. Рожанских или Черниговских казарм, но были встречены ураганным огнем противника с правого берега Нарева. Слабость русской артиллерии не позволила разрушить казармы. Русские части окопались на расстоянии полкилометра от казарм. Правофланговые части 33-й пехотной дивизии, выходящие из лесу у сел. Домбровка, также продвинуться не смогли. Относительно успешно действовали части на крайнем левом фланге 44-й пехотной дивизии. Подразделения 173-го и 174-го пехотных полков на участке с. с. Кашевец, Бялобжет, Дзбондзек, Конин отбросили противника к реке и к 12-ти часам овладели утраченными окопами. Части 33-й пехотной дивизии, неся огромные потери от стрелкового и артиллерийского огня германцев, оттеснили противника от западной опушки Рожанского леса и продвинулись к сел. Домбровка. Вследствие утомления и численной слабости русских частей атака была остановлена.

Германцы во 2-й половине дня 13-го июля основное внимание сосредоточили на стыке 21-го армейского и 4-го Сибирского армейского корпусов. Получив подкрепления, при мощной артиллерийской поддержке с правого берега Нарева, около 18-ти часов противник атаковал левый фланг 4-го Сибирского армейского корпуса (начал отходить к сел. Крушеву) и правый фланг 33-й пехотной дивизии (отошел к сел. Людвинов). В данной ситуации положительную роль сыграли действия бригады 78-й пехотной дивизии.

Части 21-го армейского корпуса, занимавшие позиции у казарм (особенно 175-й пехотный Батуринский полк), находясь под огнем противника, понесли тяжелые потери. После 19-ти часов русские части под натиском противника начали отходить.

Сводка Штаба Верховного главнокомандующего следующим образом подытожила результат наступления 13-го июля: «К югу от Рожана после весьма упорного встречного боя с переправившимися через Нарев германцами мы потеснили их в районе от устья р. Ож до сел. Ольшаки…».

Атаковал противник и плацдарм у Пултуска. Части 30-й и 40-й пехотных дивизий героически отражали атаки многократно превосходящего противника – 1-й гвардейской резервной, 50-й резервной, 86-й пехотной и 85-й ландверной дивизий. Пултусская предмостная позиция с утра 10-го июля в течение двух дней отбивала натиск германцев, но ее защитники, подавленные огневым и численным и превосходством противника, начали медленно отходить на левый берег Нарева и на Сероцкую предмостную позицию. Закрепившись к юго-востоку от Пултуска, русские войска остановили противника. Сводка Штаба Верховного главнокомандующего отмечала: «Вечером 13-го июля неприятель ввел … в боевую часть большие резервы выше Сероцка. По обоим берегам Нарева мы вели успешные атаки, вынудив некоторые части неприятеля к беспорядочному отступлению. В районе деревни Цепелин нами взято в плен 700 германцев и несколько пулеметов. Контратака неприятеля от селения Константинов отбита при содействии бронированных автомобилей».

5..jpg

Разрушенный мост через р. Нарев под г. Пултуск. Нью-Йоркская публичная библиотека.

Несмотря на протекающие с переменным успехом бои и контратаки русских войск, уже в первые сутки операции противник сумел не только форсировать Нарев в нескольких пунктах, но и потеснить части 1-й и 12-й армий на правобережных плацдармах. Сводки Штаба Верховного главнокомандующего сообщали: «Неприятель напрягает все усилия к тому, чтобы форсировать Нарев на участке Рожаны - Пултуск. 10-го июля здесь шел упорнейший бой… неприятель … успел перебросить часть своих сил на левый берег … реки и пытается здесь закрепить свое положение». В ходе боев 12 – 13 июля, несмотря на попытки русских войск активными действиями вернуть утраченные позиции, восстановить положение не удалось.

Но основная неудача пришла на боевом участке 1-го Конного и 1-го Сибирского армейского корпусов – находящемся в промежутке между рожанским и пултуским плацдармами. Прикрытый частями конницы и ослабленными в Третьей Праснышской операции соединениями 1-го Сибирского армейского корпуса, он явился «ахиллесовой пятой» в системе обороны 1-й армии. Германские 35-я, 36-я и часть сил 26-й пехотных дивизий сбили русские части с позиций, и, преследуя их, перешли Нарев. Описание военных действий 8-го Донского казачьего полка следующим образом передает обстоятельства боя, указывая и на причины отхода частей 1-го Конного корпуса: «10 июля 1915 г. Несмотря на ураганный огонь немецкой тяжелой и легкой артиллерии полк в течение 6-ти часов удерживал переправы через Нарев у дер. Ровы и Гостково, отбивая все попытки немцев форсировать реку и нанося им огромные потери. Полк отошел по приказанию, вследствие отхода справа частей 14-й кавалерийской дивизии, благодаря чему немцы обошли фланг и тыл полка. Потери в этот день - 1 офицер убит и 13 казаков убито и ранено».

В ходе этих боев кавалеристы и артиллеристы 1-го Конного корпуса проявили мужество и героизм. Приказ по 1-й Донской казачьей батарее (8-й конно-артиллерийский дивизион 8-й кавалерийской дивизии) так сообщает о подвигах нескольких чинов батареи в бою 10-го июля у дер. Старе - Замск: «В бою сего числа за переправу через реку Нарев, находясь на передовом наблюдательном пункте в господском дворе Госиково с пехотными цепями, когда около полка германской пехоты форсировали переправу реки Нарев у дер. Равы, урядник Мамин Андрей, несмотря на ураганный огонь тяжелой германской батареи, ружейный и пулеметный огонь, смело наблюдал за передвижением и группировкой противника у переправы, чем давал возможность батарее переносить огонь по группирующемуся противнику и наносить ему большой урон. Будучи ранен в ногу в двух местах осколками гранаты, оставался на своем посту и продолжал наблюдать за противником до отхода пехотных цепей, когда был увезен верхом на лошади с помощью других разведчиков… артиллерийские снаряды неоднократно прерывали телефонную связь командира батареи с передовым наблюдательным пунктом. Несмотря на действительный ураганный огонь тяжелых и легких батарей противника урядник Федот Пономарев и бомбардир Тимофей Аксенов проявили выдающееся мужество и храбрость, несколько раз быстро восстанавливая нарушенную связь, что давало возможность нашей батарее не прерывая огня успешно поражать противника и получать своевременно сведения о группировке противника, куда немедленно сосредотачивать огонь… будучи телефонистом находясь под действительным артиллерийским огнем противника спокойно и точно передавал команды бомбардир Даниил Фолимонов, что способствовало быстрой и меткой стрельбе, благодаря чему немцам были нанесены большие потери».

Отход русских войск на данном боевом участке неблагоприятно отразился на боевой обстановке в смежных частях. Соседние соединения были вынуждены реагировать на это обстоятельство.

Так, в Описании действий 21-го армейского корпуса отмечено: «11 июля] Около 3-х часов дня были получены сведения об отходе частей 1-го Конного корпуса под натиском переправившегося на левый берег противника у с. Бжузы. Это обстоятельство вызвало опасение за левый фланг корпуса и потому генерал Шкинский (генерал от инфантерии Я. Ф. Шкинский – командир 21-го армейского корпуса – А. О.) приказал начальнику 44-й пехотной дивизии для обеспечения своего левого фланга от обхода противника, теснившего части 1-го Конного корпуса, выслать к с. Конин 173-й Каменецкий полк, а на место его в с. Юрги перевести 131-й полк. Выдвижение 173-го полка на линию с. Конин возымело свое действие и натиск противника, овладевшего к тому времени с. с. Цмоха - Шарлат, был приостановлен. Левый фланг корпуса получил устойчивость, но зато положение на фронте 1-го Конного корпуса час от часу становилось хуже, противник уже начал распространяться со стороны с. Пасеки к с. Кобылин, а это составляло угрозу уже не только левому флангу, но и глубокому тылу 21-го армейского корпуса. Для парализования (так в источнике – А. О.) действий противника на участке 1-го Конного корпуса по распоряжению командира XXI корпуса был организован особый отряд из 173-го и 131-го полков под общим начальством А. П. Ханукова, которому ставилась задача отбросить противника к реке на участка c. c. Шapлат – Михалово».

С помощью частей с других боевых участков и резервов наступление противника удалось приостановить. Так, из состава находящегося севернее 1-го Конного корпуса 21-го армейского корпуса к левому флангу последнего были подтянуты 129-й и 132-й пехотные полки 33-й дивизии.

Наступление отряда А. П. Ханукова уже к утру 12-го июля принесло свои плоды – части 173-го пехотного Каменецкого полка овладели сел. Шарлат, а 131-го пехотного Тираспольского полка – сел. Новое Михайлово. Ситуация на фронте 1-го Конного корпуса была стабилизирована – его части даже перешли в контрнаступление.

Но отвлечение сил для парирования фланговой угрозы снижало обороноспособность позиций, занимаемых 21-м армейским корпусом. Так, в вышеуказанном документе отмечено: «…устранена опасность левому флангу XXI корпуса, но зато фронт корпуса этим удлинился почти на 4 версты, что естественно ослабило его в центре и на правом фланге».

Ситуация на наревском фронте уже к концу первого дня боев сложилась настолько неблагоприятно, что уже вечером 10-го июля 1-я армия была вынуждена отойти на левый берег р. Нарев. Она заняла позиции по линии Хелсты – Лахи – Коморово - Заторы, оставив на правом берегу лишь один корпус (на левом фланге - на линии Насельск – Цексин). Командующий армией генерал от кавалерии А. И. Литвинов сообщал командованию фронта, что «на новой линии войска его армии не будут в состоянии долго держаться: самая линия не укреплена, а на правом фланге и неудобна для обороны».

Главнокомандующий фронтом, рассматривая события на наревском фронте в контексте операции по выводу русской группировки из Польши, 11-го июля сообщил командующим армиями, что: «Армиям предстоит выполнить сложную операцию, которая начнется переходом 2-й армии на правый берег Вислы, удерживая за собою укрепления бывшей фортовой линии. 1-я и 4-я армии оказывают 2-й полное содействие, держа полную связь с ее флангами. 1-я армия, в лице своего командного состава и войск, должна проявить полную энергию, выдающуюся твердость и упорство, дабы обеспечить спокойное выполнение маневра 2-й и отчасти 4-й армиями. Сосредоточение выполняется последовательно, вполне сообразуясь с действиями противника, особенно против 12-й и 1-й армий». При выполнении данного маневра 12-я армия должна была принять меры к усилению и обеспечению своего правого фланга на нижнем Бобре. Действия крепости Осовец позволили считать фланг прочно обеспеченным.

В течение 1-го периода Наревской операции германцам удалось в нескольких пунктах форсировать реку, но расширению плацдармов левом берегу реки русским войскам удалось помешать. Тем не менее, данный этап операции закончился переправой противника через Нарев.

Официальное описание кампании 1915 г. на Русском фронте так охарактеризовало ситуацию, сложившуюся к концу 1-го этапа сражения: «На Наревском фронте, новыми сосредоточенными усилиями, противнику удалось … перебросить … преимущественно на фронте Остроленка - Пултуск, часть своих сил на левый берег реки».

Продолжение следует

Статьи из этой серии

Наревская операция 1915 г. Ч. 1. Стратегический рубеж

Автор:

724

Поделиться:

Вернуться назад