1914

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 6. Потери сторон

23 мая 2019 г.

Рассмотрим общие боевые потери сторон операции, начав с русских 1-й и 2-й армий.

Конница армий (и взаимодействовавшая с 1-й кавдивизией 5-я стрелковая бригада) в период 20 июля - 1 августа (бои у Бельцонена, Сольдау-Нейденбурга, Сталлупенена, Маркграбова) теряет около 500 бойцов [Сборник документов. С. 117, 122-123; Евсеев Н. Августовское сражение. С. 69.; Рогвольд В. Усиленная разведка Маркграбова 14/1 августа 1914 г. М., 1926. С. 29.].

Бой под Сталлупененом привел к потере 1-й армией 7467 человек (619 убито, 2382 ранено, 4466 пропало без вести (в основном оказались в плену)). Так, немцы отметили более 1 тыс. пленных из состава 27-й дивизии 3-го корпуса (Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 75.). Причем германцы оценивают потери русских 25-й и 27-й дивизий 3-го корпуса и 29-й дивизии 20-го корпуса более низкой цифрой - 6600 человек. См. S. 76).

В бою при Каушене русская кавалерия потеряла около 400 человек (а всего в период 3 - 6 августа потери конной группы убитыми и ранеными составили 45 офицеров и 429 нижних чинов) [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии. М., 1926. С. 63].

Знаковое Гумбиненское сражение стоило 1-й армии 16500 бойцов. Основные потери пришлись на 3-й и 20-й армейские корпуса. Например, потери 28-й дивизии составили 104 офицера и около 7 тыс. нижних чинов [Вацетис И. И. Боевые действия в Восточной Пруссии. С. 41]. 3-й армейский корпус (25-я и 27-я дивизии), сыгравший главную роль, потерял 87 офицеров и более 6,1 тыс. нижних чинов [Вацетис И. И. Операции на восточной границе Германии. С. 130]. 40-я дивизия 4-го корпуса лишилась 2050 человек. На гумбиненском поле лежали цепи мертвой пехоты – батальоны и роты во главе с офицерами застыли в позах, в которых их застала смерть [Радус-Зенкович Л. Указ. соч. С. 53].

53..jpg

Сувалки. Полевой лазарет

Конная группа, пытавшаяся 18 – 19 августа установить контакт со 2-й армией, потеряла около 70 кавалеристов [Рогвольд В. Указ. соч. С. 101].

Тяжелое и неудачное для 1-й армии Первое сражение у Мазурских озер привело к потерям (с войсками 10-й армии) в 19000 убитых и раненых и 43000 пропавших без вести (главным образом пленные). Э. Людендорф называл цифру в 45000 пленных русских [Ludendorff E. von. Meine kriegserinnerungen 1914-1918. Berlin, 1919. S. 51]. А. Нокс также считал общие потери русских в этом сражении равными примерно 60000 человек [Knox A. With the Russian army 1914-1917. London, 1921. P. 90], тогда как германский комкор генерал Г. фон Франсуа писал о 30000 русских пленных [Храмов Ф. Указ. соч. С. 94].

Н. Н. Головин сравнил состав 1-й армии к началу Восточно-Прусской операции и численность ее соединений после отхода из Восточной Пруссии - к 1 сентября 1914 г. (пополнений в этот период оперативное объединение не получало - вводились лишь второочередные части и соединения). И генерал оценил (исследовав и объективные германские данные) общие потери 1-й армии в операции (вкл. Первое сражение у Мазурских озер) цифрой до 100 тыс. человек, в т. ч. 30 тыс. пленных (отметив высокий процент раненых и нестроевых среди пленных) [Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте – начало войны и операции в Восточной Пруссии. Прага, 1926. С. 408].

54..jpg

Восточная Пруссия. Русские военнопленные

Таким образом, для 1-й армии общие потери в операции составили не менее 90 тыс. человек. По возрастающей наиболее крупные потери пришлись на бой у Сталлупенена, Гумбиненское сражение и Первое сражение у Мазурских озер. Показательно, что на последнее пришлось 2/3 потерь армии, и эти потери более чем вдвое превысили все прочие потери оперативного объединения. Львиная доля потерь в Первом сражении у Мазурских озер пришлась на не в полной мере боеготовые и впервые оказавшиеся в бою второочередные дивизии и тыловые структуры (последние во время отступления попали под удар наступающего противника).

В победоносном бою у Орлау-Франкенау 15-й корпус 2-й армии потерял около 3000 человек. Мы приводим средневзвешенную цифру. Так, комиссия генерала Пантелеева указывает потери в 50 офицеров и 2,5 тыс. нижних чинов [Сборник документов. С. 581]. Аналогичные сведения приводит и Н. Евсеев [Евсеев Н. Указ. соч. С. 103 - 104]. Генерал Н. Н. Мартос в своих воспоминаниях, цитируемых Н. Н. Головиным, говорит о потере 3000 рядовых и многих офицеров. Примечания к труду А. А. Керсновского называют цифру общих потерь 15-го корпуса в 4067 человек, но источник не указан [Керсновский А. А. История русской армии. Т. 3. М., 1994. С. 340.]. Скорее всего, источником выступил Рейхсархив, оценивший общие потери русских в 4 тыс. человек (в т. ч. 2,9 тыс. человек – во 2-й бригаде 6-й дивизии у Франкенау. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 129). Но учтя то, что поле боя осталось за русскими, победившими в этих боях, считаем верной цифру, указанную выше отечественными специалистами – 3 тыс. человек.

В полной мере неясны потери 2-й пехотной дивизии 23-го корпуса в бою у Мюлена. 2-й батальон 5-го пехотного Калужского полка тогда потерял 300 нижних чинов и 6 офицеров [Богданович П. Н. Вторжение в Восточную Пруссию в августе 1914 г. Воспоминания офицера Генерального штаба армии генерала Самсонова. Буэнос-Айрес, 1964. С. 172; Бучинский Ю. Ф. Танненбергская катастрофа. София, 1939. С. 33]. Участник событий командир 2-го батальона Ю. Ф. Бучинский оценивал потери полка за 14-е августа приблизительно в 25% состава, т. е. около 1 тыс. человек [Бучинский Ю. Ф. Указ. соч. С. 25]. В бою 15-го августа потери полка, по его мнению, составили 40%.

В этих боях понесли потери и части 15-го корпуса. В 215 зафиксированных могилах похоронены бойцы 29-го и 30-го пехотных полков 8-й дивизии [Богданович П. Н. Указ. соч. С. 163. Общие потери 30-го полка -34 офицера и более 1,5 тыс. нижних чинов. Сборник документов. С. 584].

2-я пехотная дивизия и части 15-го корпуса понесли общие потери в победоносных боях 15 августа у Ваплица – Мюлена в размере не менее 2 тыс. человек.

Неудачные бои фланговых корпусов (Бишофсбург, Гросс Бессау, Уздау-Сольдау), закончившиеся отходом данных соединений (это позволило противнику начать окружение центральной группы 2-й армии) привели к потерям не менее 13 тыс. человек.

Так, 13-го августа в бою при Бишофсбурге 4-я пехотная дивизия 6-го корпуса потеряла 73 офицера и 5283 нижних чина [в т. ч. до 1,7 тыс. пленных захватил 1-й резервный корпус. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 174]. А общие потери 16-й пехотной дивизии того же корпуса за 13 - 18 августа составили 523 человека (381 человек из них потерян 16 и 18 августа [Сборник документов. С. 570]. 1-й резервный корпус похоронил на поле боя 220 русских и 310 германских солдат, тогда как 17-й армейский корпус – еще 116 русских солдат.

55..jpg

Военно-санитарный поезд полевой поезд для оказания первой помощи

1-й армейский корпус понес следующие потери (донесение генерала П. И. Постовского в штаб фронта 3-го сентября): пехотные дивизии - 22-я – 1852, 24-я – 4374 человек, 1-я стрелковая бригада – 1970 человек, мортирный и тяжелый артдивизионы и саперные батальоны – 212 человек [Сборник документов. С. 320.]. Итого, общие потери корпуса - 8408 человек.

В окружении и при прорыве из окружения центральные корпуса 2-й армии понесли большие потери. Информация о потерях в «котлах» всегда достаточно противоречива. Русский военный агент во Франции А. А. Игнатьев на страницах мемуаров упоминает о перехваченной союзниками немецкой радиограмме с информацией о поражении 2-й армии и пленении 60 тыс. русских солдат [Игнатьев А. А. Указ. соч. С. 48]. Австрийский историк В. Раушер пишет о 60 тыс. пленных и 30 тыс. погибших и пропавших без вести воинах 2-й армии [Раушер В. Гинденбург. Фельдмаршал и рейхспрезидент. М., 2003. С. 48, 49]. И т. д. и т. п.

Ранее в одной из статей об информационной войне на Русском фронте Первой мировой мы обрисовали ситуацию относительно потерь в «танненбергском» котле. В последнем оказались 5 дивизий неполного состава. Рейхсархив (карта) указывает на 44 тыс. русских бойцов, сражавшихся в «котле» и в основном плененных [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. Karte 11. Schlacht bei Tannenberg]. Как отмечал историк-генерал [Головин Н. Н. Указ. соч. С. 337], большой процент среди пленных составляли нестроевики и обозники - ведь в руках германцев оказались обозы трех корпусов, тогда как наиболее решительным бойцам, хотевшим выйти из окружения, удалось прорваться к своим.

В период «самсоновской катастрофы» в Грюнфлисском лесу 16 – 18 августа (попытки прорыва из окружения и гибель центральной группы 2-й армии) германцы сообщают и о 7000 убитых русских солдат и офицеров.

Т. о., общие потери в окружении ядра 2-й армии достигают 50 тыс. человек.

56..jpg

Отход из Восточной Пруссии. Тела русских бойцов, павших в арьергардном бою

Документально зафиксировано, что из 13-го и 15-го корпусов удалось прорваться и выйти к своим 171 офицеру и 10300 нижних чинов (не считая военнослужащих из состава 2-й пехотной дивизии, информация по которой отсутствует) [Цихович Я. К. Операция 2-й армии в Восточной Пруссии в августе 1914 г. // Военно-исторический сборник. В. 3. М., 1919. С. 159]. Относительно 2-й дивизии имеются косвенные данные. Так, Ю. Бучинский отмечал, что лишь из вышедших из окружения солдат его бригады удалось сформировать батальон (по две роты 5-го и 6-го полков) [Бучинский Ю. Ф. Указ. соч. С. 50] – или 1/8 бригады. Офицер вспоминал, что бойцы продолжали выходить из окружения и позднее, и личный состав его бригады так пополнился людьми (вышедшими из окружения, а также находившимися до операции в различных командировках, ибо некомплект вследствие отвлечения людей на посторонние задачи был очень большой), что полки восстановили кадровый комсостав, приступив к учениям [Там же. С. 50]. Всего же из состава 23-го армейского корпуса (это в основном как раз 2-я пехотная дивизия) из окружения вышло до 3 тыс. человек [Вацетис И. И. Указ. соч. С. 213].

К этим цифрам следует добавить до 20 тыс. раненых, эвакуированных в тыл в период предыдущих боев.

Ф. Храмов отмечал, что 16 - 18 августа германцами было пленено около 30 тыс. человек, тогда время как они называют цифру в 90 тыс. пленных. Последняя цифра, как отметил полковник, действительности абсолютно не соответствует - ведь в 2,5 русских корпусах (13-й, 15-й и 2-я дивизия) всего было около 80 тыс. человек – и из этого количества до 20 тыс. бойцов прорвалось из окружения и до 6 тыс. погибло, а еще до 20 тыс. раненых осталось на полях боев. Ф. Храмов, писал, что если б окруженными войсками командовал более мужественный генерал, нежели Клюев, то им бы удалось прорвать и отойти на юг – залогом чему служит целый ряд замечательных тактических побед, одержанных русскими войсками в Восточно-Прусской операции [Храмов Ф. Указ. соч. С. 69].

Т. о., общие потери 2-й армии в операции (включая потери в окружении) - до 70 тыс. человек (по 3 и 2 тысячи соответственно – Орлау-Франкенау и Ваплиц, 13 тыс. – потеряли фланговые корпуса и 50 тыс. – пришлось на «самсоновскую катастрофу») – и, соответственно, свыше 2/3 от вышеуказанной цифры пришлось на бои в окружении.

В общей сложности, Восточно-Прусская операция (с Первым сражением у Мазурских озер) обошлась Северо-Западному фронту приблизительно в 160 тыс. человек (в структуре этих общих потерь основная часть - раненые и плененные, соответственно их часть в дальнейшем вернулась в строй) – что составляет 64% от первоначальной численности войск фронта.

Наиболее тяжелыми потерями стали потери во время отступлений и боев в окружении («самсоновская катастрофа» и Первое сражение у Мазурских озер). Главные потери в первом случае легли на кадровые полки 13-го, 15-го корпусов и 2-й дивизии, а во втором - на второочередные соединения и тыловые части 1-й армии. Т. к. в первом случае пострадали первоклассные войска, ударная группа 2-й армии, то и резонанс от «самсоновской катастрофы» превзошел поражение 1-й армии, хотя цифры потерь в Первом сражении у Мазурских озер и «Танненберге» или «самсоновской катастрофе» вполне сопоставимы.

Потерявшая до 70 тыс. человек 2-я армия сразу осталась без половины первоначального состава (половина армии в окружение и не попала).

Для 1-й армии наиболее тяжелыми, как отмечалось, стали потери (60 тыс. человек, 2/3 потерь оперативного объединения) в Первом сражении у Мазурских озер – когда армия сражалась с превосходящими силами противника, а потом стремительно отступала из Восточной Пруссии. Основная масса потерь легла на плечи оказавшихся недостаточно боеготовыми второочередных дивизий.

Как мы отметили, самые тяжкие потери армии понесли в отступательных боях и в окружении (для 2-й армии), тогда как наступательные и встречные бои обошлись им гораздо дешевле. Потери противников в последних вполне сопоставимы – так, например, А. Нокс оценивал русские потери в бою у Орлау - Франкенау в 4 тыс. человек, а германские – в 6 тыс. человек и т. д. [Knox A. Op. cit. P. 64.] – что, в том числе, говорит и о равных боевых качествах русских и германских войск.

57..jpg

Восточная Пруссия. Могилы русских бойцов.

Рассмотрим теперь потери германских войск.

Первые бои с войсками 1-й армии 23 – 29. 07. 1914 г. стоили германской коннице и пехоте (Шмаленинкен-Эйдкунен, Вержболово, Марунскен) общих потерь до 500 человек [Сборник документов. С. 111; Рогвольд В. Указ. соч. С. 22; Вацетис И. И. Боевые действия в Восточной Пруссии. С. 25.].

218 человек потеряла 2-я ландверная бригада при Каушене, и до 1,5 тыс. человек потерял 1-й армейский корпус в Сталлупененском бою.

Гумбиненское сражение (в котором наиболее сильно пострадали 1-й и 17-й армейские корпуса) обошлось немцам в 14607 человек (435 офицеров и 14172 нижних чина) [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 101.; в т. ч. 200 офицеров и 8 тыс. нижних чинов пришлось на 17-й корпус А. фон Макензена. S. 93], в т. ч. 1500 пленными.

Так, один из документов отмечал, как германская пехота целой колонной во главе с офицерами попала под огонь 14 русских пулеметов, ударивших через головы своей пехоты. В итоге, пулеметчики и батарея 3-го мортирного артдивизиона в пять минут уничтожили эту колонну, уложив до полутора тысяч человек [Радус - Зенкович Л. Указ. соч. С. 63.]. Причем некоторые полки потеряли весь комсостав (включая унтер-офицеров) и свыше 2/3 нижних чинов [Сборник документов. С. 212.].

Большие потери понесли германцы и в боях со 2-й армией.

В неудачном для них бою с войсками 15-го армейского корпуса при Орлау германская 37-я пехотная дивизия (левый фланг 20-го корпуса) была разгромлена [Евсеев Н. Указ. соч. С. 103]. Данные Н. Евсеева о потерях германских частей ранеными и убитыми следующие: 1-й егерский батальон - 254 нижних чина и 16 офицеров; 151-й пехотный полк - 380 нижних чинов и 16 офицеров; батальон 146-го пехотного полка - 34 нижних чина; 147-й пехотный полк пострадал наиболее серьезно (некоторые роты потеряли по 150 человек). По неполным данным, 75-я пехотная бригада потеряла свыше 300 человек, а из состава 73-й пехотной бригады на поле боя русские похоронили 587 немцев. 29-й пехотный Черниговский полк, подобрав более 800 раненых германцев, похоронил около 600 солдат и офицеров противника.

Общие потери 20-го армейского корпуса и 70-й ландверной бригады 10 - 11 августа при Орлау-Франкенау - не менее 1 тыс. убитых и до 3 тыс. раненых (последние в большинстве попали в руки русских) [Евсеев Н. Указ. соч. С. 103].

В бою у Бишофсбурга 13-го августа потери 69-й бригады – 1 тыс., и 6-й ландверной бригады – 470 человек (в том числе 38 офицеров). Общие потери 17-го армейского и 1-го резервного корпусов и 6-й ландверной бригады составили 4 тыс. человек [Храмов Ф. Указ. соч. С. 38].

58..jpg

Убитые германцы.

Напор центральной группы самсоновской армии, причем даже по неполным данным, дорого обошелся германцам. В частности, 13-го августа на участке наступления русской 2-й пехотной дивизии германская 41-я пехотная дивизия (20-й армейский корпус) теряет 1200-1250 человек [потери полков: 18-го пехотного – 30, 148-го пехотного – 600, 152-го пехотного - 73 человека; 72-й пехотной бригады - 550 человек. Евсеев Н. Указ. соч. С. 158. Также см. Reichsarchiv. Вd. 2. S. 153]. Ю. Бучинский вспоминал огонь русских пулеметчиков, выкашивающих цепи германской пехоты [Бучинский Ю. Ф. Указ. соч. С. 19].

Большие потери понесли 15-го августа части все той же 41-й пехотной дивизии у Ваплица. Очевидец передавал свои впечатления о страшном действии русского артогня, оставлявшего горы раненых и убитых (лишь на опушке леса он насчитал 300 - 400 раненых германцев). А на шоссе формировалась колонна пленных в 600 - 700 человек, причем уже вторая (первая насчитывала 800 пленных). Все это говорило о разгроме немецкой бригады [Желондковский В. Е. Воспоминания полковника Желондковского об участии в действиях XV корпуса во время операции армии ген. Самсонова // Военный Сборник. Белград. 1926. Кн. 7. С. 294].

У Ваплица 41-й дивизии пришлось прорываться через 2,5-км горловину – понеся при этом крупные потери. Соединение потеряло 2/3 боевого состава – из числа тех, кто уцелел после предшествующих боев. И после Ваплица остатки дивизии утратили боевое значение. Общие потери дивизии у Ваплица – 2,4 тыс. человек [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 187]. Русскими было захвачено много пленных [генерал Мартос сообщал о 18 офицерах и более 1 тыс. рядовых. См. Головин Н. Н. Указ. соч. С. 273.]. Много бойцов было похоронено прямо на месте боя. Так, Н. Евсеев сообщает о 427 германских и 159 русских солдатах, похороненных у Ваплица [Евсеев Н. Указ. соч. С. 217]. Другие данные сообщают, что на ваплицком кладбище похоронено лишь из состава германского 59-го пехотного полка 22 офицера, 42 унтер-офицера и 703 рядовых (тогда как общие потери полка - 28 офицеров и 1500 нижних чинов). 152-й пехотный полк под Ваплицем потерял 12 офицеров и 514 нижних чинов [См. Богданович П. Н. Указ. соч. С. 167].

59..jpg

Наступление германских пехотинцев под огнем.

В итоге, еще до основных событий «Танненберга» дивизии (37-я и 41-я) 20-го армейского корпуса были столь потрепаны, что в дальнейшем в операции почти не участвовали.

По итогам боя у Алленштейна попало в плен 2 тыс. немцев.

Освобождая затем своих пленных, германцы зачастую стреляли по своим, принимая их за русских [Евсеев Н. Указ. соч. С. 241]. 5-й гусарский полк в Едвабно не рискнул атаковать казаков, конвоировавших пленных немцев – дождавшись пехоты и артиллерии, гусары пошли в наступление, захватив русский полевой госпиталь и 100 пленных раненных германцев, в нем лечившихся. Еще 400 пленных немцев были брошены русским конвоем, и перед тем как встретиться со своими, пережили усиленную стрельбу со стороны своих соотечественников. А русский унтер-офицер прислал из дер. Мюлен такую депешу: собралось 80 солдат разных рот, офицеров и патронов нет, а в сарае - 300 пленных германцев [Желондковский В. Е. Указ. соч. С. 290].

Ликвидируя окруженные войска центральной группы 2-й армии, германцы также несли большие потери. В районе Мюлена 15 августа дивизия Унгера провела несколько безуспешных атак, отбитых русской 6-й дивизией с большими для германцев потерями [Храмов Ф. Указ. соч. С. 55]. Под Адлерсхорстом 17 августа германская 2-я пехотная дивизия вела тяжелые бои - с большими потерями для обеих сторон. В тот же день ожесточенный бой произошел между Валендорфом и Мушакен – его участниками стали германская 1-я пехотная дивизия и русские части, прорывающиеся из окружения. Германский 42-й полк пошел в атаку на русскую батарею, но был расстрелян. Только после ввода в бой мощной артиллерии, немцам удалось подавить и захватить русскую батарею - но тем временем русская пехота ушла [Евсеев Н. Указ. соч. С. 265]. В километре юго-восточнее мест. Мальгаофен части одной из бригад германской 1-й пехотной дивизии, расположившиеся на привал, попали под удар русских подразделений, прорывающихся из окружения – и потеряли убитыми более 200 человек, включая 2 комбатов и комбрига генерала Ф. Тротта. Русские рассеяли части бригады, а германские пехотинцы вели какое-то время перестрелку между собой. Общие потери немцев в этом бою были очень крупными [Reichsarchiv. Вd 2. Berlin, 1925. S. 229]. Когда позднее 1-й батальон 21-го пехотного полка, выяснив движение русских на Канвизен, двинулся в атаку, он оказался уничтожен [Там же]. Именно в боях у мест. Валендорф германцами был оставлен в руках прорывающихся из окружения частей 13-го корпуса самый крупный арттрофей за операцию - 22 орудия.

Ну а всего в боях со 2-й армией 13 - 18 августа («Танненберг») немцы (37-я и 41-я дивизии фактически разгромленного 20-го корпуса, 2-я дивизия 1-го корпуса, дивизии 3-я резервная и ландверная Гольца, 6-я и 70-я ландверные бригады в боях у Гросс-Бессау, Бишофсбург, Усдау-Сольдау, Алленштейн, Ваплиц, Мюлен, Гогенштейн, а также все 12 дивизий, ликвидирующих «танненбергский» котел в ходе т. н. «боев преследования») потеряли: 12 тыс. человек [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 346.]. К ним следует добавить 4 тыс. бойцов, потерянных у Орлау-Франкенау 10 - 11 августа.

На заключительной стадии операции, в Первом сражении у Мазурских озер с русской 1-й армией, 8-я армия потеряла от 14 тыс. (русские данные) до 9 тыс. (немецкие данные) человек [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 317. Особенно тяжелые потери – в 11-м и 17-м армейских корпусах].

60..jpg

Бои у Мазурских озер. Германские пулеметчики

Подведем итог.

Общие потери 8-й армии в боях с 1-й армией составили не менее 26 тыс. человек (в т. ч. 14607 человек потеряно при Гумбинене, не менее 9000 человек потеряно в ходе Первого сражения у Мазурских озер, и 1500 человек потеряно при Сталлупенене), а в боях со 2-й армией – не менее 16 тыс. человек (4 тыс. при Орлау-Франкенау и 12 тыс. в период «Танненберга» 13 - 18 августа).

Всего – не менее 42 тыс. человек. Рейхсархив подтверждает потерю 8-й армией 37 тыс. человек [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 2. S. 317]. Разница между нашими цифрами в том, что большое количество немецких пленных, захваченных русскими войсками, были позднее освобождены своими (А. Нокс отметил, что только части 15-го корпуса, оказавшегося в «котле» и лишь в боях 10, 11 и 14 августа пленили 1300 немцев. Knox A. Op. cit. P. 81).

Всего же в операции русские захватили до 7 тыс. пленных (100 - Сталлупенен, 1500 - Гумбинен, не менее 2000 - Орлау-Франкенау, не менее 3000 - 13 - 18 августа: Ваплиц-Мюлен, Уздау-Сольдау, Гогенштейн, Гросс-Бессау, Алленштейн). 2/3 всего количества пленных – «несколько тысяч» [Гурко В. И. Война и революция в России. М., 2007. С. 84.] взяла как раз 2-я армия. И германские потери в боях со 2-й армией оказались смягчены тем обстоятельством, что большинство пленных, захваченных самсоновскими войсками, после гибели окруженных центральных корпусов, вернулось к своим – а ведь это не менее 5 тыс. человек (2 тыс., плененные у Орлау - Франкенау, 2 тыс., плененные у Алленштейна и свыше 1 тыс. человек – плененные у Ваплица).

Наиболее затратными для германцев оказались Гумбинен, Первое сражение у Мазурских озер и «Танненберг». И переброска дополнительных дивизий из Франции для 8-й армии, потерявшей 20% первоначального состава, была более чем актуальна.

Автор:

140

Поделиться:

Вернуться назад

Партнеры

Военно-исторический журнал