1914

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 5. Стратегическая переброска

11 мая 2019 г.

Как мы отмечали ранее, важнейшим стратегическим последствием операции применительно к Русскому фронту стала возможность разгромить главные силы австро-венгерской армии, сосредоточенные в Галиции. Но мы хотим вспомнить и о другом важнейшем стратегическом последствии – сказавшемся на ходе борьбы всей Антанты, решающем для исхода войны.

Находясь под впечатлением побед русских 1-й и 2-й армий соответственно под Гумбиненом и у Лана-Орлау-Франкенау, Верховное командование Германии принимает решение перебросить ряд своих соединений в Восточную Пруссию - чем ослабляет ударную группировку на Французском фронте. В движение пришли 3 корпуса: из состава 2-й армии выводился Гвардейский резервный, из состава 3-й армии изымался 11-й армейский (плюс 8-я кавалерийская дивизия), а из состава армии Кронпринца забирали 5-й армейский. Первые два убыли в Восточную Пруссию, а третий, будучи выведен, готовился к переброске (хоть он отправлен не был, но не принял участия и на решающем этапе драмы, разыгравшейся на Французском фронте). Стоит отметить и такой немаловажный факт, что Гвардейский резервный и 11-й армейский корпуса были изъяты из состава войск и так уже ранее ослабленного и наиболее ответственного в рамках реализуемого планирования Шлиффена-Мольтке правого фланга.

Соединения снимались с ударного фланга не просто так: т. к. ситуация на Русском фронте представлялась немцам критической и требовала срочной реакции, к переброске оказались назначены те соединения, которые представлялось возможным максимально быстро погрузить на железнодорожный транспорт. Решение о переброске сил с ударного фланга стало фактором огромной важности для последующего хода войны - оно не только ослабило занесенный удар над англо-французами, но и имело разрушительное влияние на волю к победе и моральное состояние немецкого командования [Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне. С. 180].

51. А.jpg

51. Б.jpg

Германские войска на марше

Т. о., оперативно-стратегическое планирование А. фон Шлиффена – Г. фон Мольтке оказалось разрушено - германцам не хватило этих войск в критические дни Марнской битвы.

Таково мнение советских военных специалистов и историков.

Говоря об «огульном бешеном наступлении» русских войск в Восточную Пруссию комдив профессор В. А. Меликов писал и о слабости в «стратегической целеустремленности» Мольтке-младшего, снявшего с главного направления (правый фланг наступавших на Париж германских армий) 2 корпуса для переброски на Восточный фронт. Данное решение имело для германских войск тяжелейшие последствия – эти корпуса, столь необходимые во время Марнской битвы, в нужное время и в нужном месте отсутствовали [Меликов В. А. Стратегическое развертывание по опыту Первой империалистической войны 1914-1918 гг. и Гражданской войны в СССР. Т. 1. М., 1939. С. 306].

Полковник Ф. Храмов считал, что столь серьезное ослабление ударной группы правого фланга германской группировки Французского фронта безусловно стало одной из важнейших причин поражения немцев в Марнском сражении. А русские, вынудившие германское командование начать масштабную войсковую переброску с Западного на Восточный фронт, оказали очень серьезную помощь французам – что для последующего хода войны имело важнейшее стратегическое значение [Храмов Ф. Указ. соч. С. 20].

Генерал-майор Советской армии фронтовик Первой мировой и Гражданской войн М. Р. Галактионов полностью согласен с двумя вышеуказанными авторитетными специалистами [Галактионов М. Р. Париж. 1914 г. М.-СПб., 2001].

Солидарны с советскими историками и историки русской эмиграции.

Фронтовик генерал А. П. Будберг писал, что факт отсутствия Гвардейского резервного и 11-го армейского корпусов, взятых из правофланговых 2-й и 3-й армий германского ударного фланга наступления на Французском фронте, сказался для немцев уже в Приграничном сражении – в ходе боев 21 - 24 августа у Динан-Шарлеруа. Французская 5-я армия, потерпев серьезнейшую неудачу, находилась в критическом положении, спасшись от окружения и уничтожения потому, что обе германские армии (2-я и 3-я), действовавшие против нее, оказались ослаблены на 2 корпуса - для завершения oпeрации немцам не хватило резервов. Это спасло и британскую армию – которая после ликвидации соседа оказалась бы отрезана и разгромлена. Но самые важные последствия - роковые для германцев и спасительные для англо-французов, - стали следствием отсутствия данных корпусов в судьбоносные дни Марнского сражения 4 - 9 сентября [Будберг А. П. Вооруженные силы Российской Империи в исполнении общесоюзных задач и обязанностей во время войны 1914—1917 гг. Париж, 1939. С. 6].

Генерал профессор Н. Н. Головин считал переброску в августе 1914 г. с Французского фронта на Русский 2 германских корпусов наиболее грубой стратегической ошибкой, совершенной во время войны какой-либо из воюющих сторон [Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. План войны. Париж, 1936. С. 253].

Но возможно это преувеличение? Может быть роль этой переброски не имела столь судьбоносной окраски? Послушаем победителей на Марне – тем более что им, очевидно, нет смысла подчеркивать заслуги союзника – куда важнее акцентировать внимание исключительно на своем вкладе в достижение этой стратегической победы.

Маршал Ж. Жоффр писал о глубокой благодарности русским за действенную помощь, оказанную французской армии в тот трагический период, когда Германия пыталась раздавить Бельгию и Францию. Умышленно забыв об основных правилах ведения войны ради блага всей коалиции, Россия двинула в Восточную Пруссию свои войска раньше, чем они оказались сосредоточены и готовы. Ж. Жоффр отмечал, что никогда не забудутся тяжкие жертвы, на которые героически и сознательно обрекла себя русская армия - заставившая противника обратиться против нее [Будберг А. П. Указ. соч. С. 7].

Маршал Ф. Фош отмечал, что своим «активным вмешательством» русские, сумев отвлечь значительную часть войск Германии, позволили союзникам «одержать победу на Марне» [Фош Ф. Воспоминания (война 1914—1918 гг.). М., 1939. С. 186].

С маршалами солидарны и представители французского генералитета.

Так, генерал Дюпон, называя снятие 2 корпусов и кавалерийской дивизии германцев с Французского фронта на Русский, «нашим спасением», рекомендовал представить ситуацию, сложившуюся 7 – 9 сентября 1914 г. при отсутствии соответствующих мер германского командования – если бы Гвардейский резервный корпус продолжал действовать на стыке между 1-й и 2-й армиями, а 11-й армейский корпус и 8-я кавалерийская дивизия находились в рядах 3-й армии, оперируя у Фер Шампенуаза.

Первой причиной проигрыша немцами Марнской битвы Дюпон считал слабохарактерность Г. Мольтке-младшего, снявшего 2 корпуса и кавалерийскую дивизию для отправки последних в Россию [Дюпон. Высшее германское командование (с немецкой точки зрения). М., 1923. С. 88].

Генерал Ш. Манжен отмечал, что союзникам никогда не следует забывать о судьбоносной помощи Poccии – последняя начала кампанию «неожиданно быстро», вследствие чего 2 корпуса немцев убыли с Западного фронта, не участвуя в Марнской битве.

Генерал А. Ниссель, отмечая критическое положение англо-французов на Maрне, полагал, что уменьшение германской группировки на Западном фронте на 2 корпуса и кавалерийскую дивизию оказалось той тяжестью, что склонила чашу весов в сторону союзников.

Генерал Куньяк отмечал факт переброски германских соединений на восток как тяжелую ошибку кайзеровской Главной квартиры – лишившей немцев стратегических резервов в дни Марнской битвы [Будберг А. П. Указ. соч.].

Аналогично мнение и остальных союзников.

Так, У. Черчилль отметил стремительность русского наступления в Восточную Пруссию. Он писал, что это так ударило по нервам германского Генерального штаба, что немцы перебросили на восток 2 корпуса – и не откуда-то, а с правого, ударного, крыла стратегического построения и во время предмарнского кризиса. По мнению У. Черчилля, «этот факт оказал решающее влияние на судьбу исхода битвы» - и русскому Царю и его героическим воинам должна «воздаваться великая честь» [Будберг А. П. Указ соч].

Английский военный агент в России генерал А. Нокс считал, что отсутствие во Франции корпусов и кавдивизии германцев, переброшенных с правого фланга их Западного фронта в Восточную Пруссию, имело для битвы на Марне важнейшее значение [Knox A. With the Russian army 1914-1917. London, 1921. P. 92].

Также считал и видный английский военный теоретик фронтовик Б. Лиддел-Гарт [Лиддел—Гарт Б. Энциклопедия военного искусства. М.-Спб, 2003. С. 470-473].

А американский полковник Х. Т. Нейлор был еще более откровенен - отмечая. что Марнская битва ни больше, ни меньше как «выиграна русскими казаками» [Будберг А. П. Указ соч].

Ну а каково мнение самих немцев?

Генерал Э. Людендорф зафиксировал особое значение того рокового факта, что подкрепления для Восточного фронта брались с ударного правого крыла Западного фронта [Людендорф Э. фон. Указ. соч. С. 61]. После этого решения, по словам Э. Людендорфа, правое крыло Западного фронта германцев оказалось недостаточно сильным, захватывая недостаточный фронт. Отсутствие Гвардейского резервного и 11-го корпусов зловеще дало себя знать [Там же. С. 72]. Он сетует, что если бы Г. Мольтке не стал отправлять эти соединения в Восточную Пруссию - все было бы отлично, ведь наступление на Западном фронте ожидало фиаско именно из-за того, что Мольтке забрал эти соединения. И случилась «драма на Марне» [Будберг А. П. Указ. соч. С. 9].

Э. фон Фалькенгайн специально отметил, что ослабление германского Западного фронта сильно дало себя почувствовать. Оно не только значительно увеличило численный перевес союзников. Так еще и соединения, взятые для переброски, изымались с ударного крыла – и отсутствие этих войск было особенно чувствительно как в ходе решительной битвы на Марне, так и позднее [Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914—1916 в его важнейших решениях. М., 1923. С. 20]. Генерал подчеркивал недопустимость ослабления германского Западного фронта (изъятие вышеуказанных войск, как он отметил повторно, остро сказалось) и гибельное влияние факта ослабления этого фронта для всего хода войны [Там же. С. 29]. Э. Фалькенгайн отмечал, что благодаря этому событию задача добиться быстрого военного решения (основа германского плана) оказалась сведена к нулю. Особо чревато последствиями было то, что назначенные на Русский фронт войска были взяты с ударного фланга [Будберг А. П. Указ. соч.].

Виновник роковой переброски генерал-полковник Г. И.-Л. фон Мольтке позднее признавал, что переброска германских сил с запада на восток, ставшая последствием неожиданности удара русских войск в Восточной Пруссии, стала ошибкой, отомстившей за себя на Марне. Ведь складывающаяся на Русском фронте обстановка потребовала отправить на этот фронт подкрепления прежде, чем удалось достигнуть победы на Западе [Емец В. А О роли русской армии в первый период мировой войны 1914—1918 гг. // Исторические записки. Вып. 77. М., 1965 С. 76].

52..jpg

Г. фон Мольтке

Фельдмаршал П. Гинденбург отмечал, что данная войсковая переброска разделила имеющиеся силы – и отклонившись от одной цели, не смогли достигнуть другой [Перепеловский К. Роль и значение Русского фронта в войну 1914—1917 гг. по иностранным военным источникам // Военная быль. 1971. № 111. С. 9].

Майор Г. Шмидт писал, что отправка в Восточную Пруссию 2 корпусов и кавдивизии не позволила победить на Марне - приведя к отступлению и разбив надежды на быстрое и победоносное окончание войны. Т. е. имела пагубное значение для всего хода и исхода противостояния [Будберг А. П. Указ. соч. С. 10].

Военный историк О. фон Мозер также признавал отправку 2 корпусов с правого фланга ударной группировки германских войск на Западе в Восточную Пруссию особенно неудачным и роковым мероприятием германского Верховного командования [Мозер О. фон. Краткий стратегический обзор мировой войны 1914 - 1918 годов. М., 1923. С. 32].

Итак, стратегические итоги Восточно-Прусской операции заключались в том, что Северо-Западный фронт: 1) удержал германские войска от содействия своим союзникам - австрийцам (и Юго-Западный фронт получил возможность нанести тяжелое поражение Австро-Венгрии на главном ТВД Восточного фронта – Галицийском); 2) в решительный период боевых действий на Французском фронте отвлек на себя 2 корпуса и кавдивизию из состава немецких войск, оперировавших на Марне.

Последнее стало важнейшим итогом операции для всей Антанты и ключевым фактором для исхода войны. После переброски этих войск Антанта в перспективе уже выиграла Первую мировую – ведь Марна ознаменовала постепенный переход к затяжной позиционной войне. А длительная война на несколько фронтов вела к неминуемому поражению Германии и, соответственно, всего возглавляемого ею блока.

Статьи из этой серии

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 4. Первое сражение у Мазурских озер. Итоги

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 3. Вторая армия

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 2. Первая армия

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 1. Соотношение сил

Автор:

255

Поделиться:

Вернуться назад

Партнеры

Военно-исторический журнал