1914

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 4. Первое сражение у Мазурских озер. Итоги

16 апреля 2019 г.

Нейтрализовав 2-ю армию, немцы переключили внимание на 1-ю.

И 25-го августа развернулось Первое сражение у Мазурских озер. К этому моменту 1-я армия усилилась 26-м армейским корпусом, тогда как 8-я – 2 корпусами, переброшенными с Французского фронта.

Противник развернул более сильную группировку – как в живой силе, так и в артиллерии. Ударная группа 8-й армии в составе 11-го и 20-го армейских, 1-го резервного и Гвардейского резервного корпусов атаковала на фронте Алленбург – Ангербург. Всего же П. Гинденбург и Э. Людендорф располагали (кроме отдельных дивизий) 6-ю корпусами (1-м, 11-м, 17-м и 20-м армейскими, 1-м резервным и 1-м Гвардейским резервным), тогда как П. –Г. К. Ренненкампф - 4,5 корпусами, уже разбавленными необстрелянными второочередными соединениями (2-й, 3-й, 4-й, 20-й армейские корпуса, а также 57-я пехотная дивизия). К началу операции 12,5 русским активным пехотным дивизиям противостояли до 18,5 пехотных дивизий 8-й армии. Обладали немцы и более чем полуторным огневым преимуществом (1146 германских орудий против 724 русских) [Сборник документов. С. 20]. Подход русских второочередных соединений в ходе сражения к изменению ситуации не привел - а на необстрелянные дивизии пришлись основные потери 1-й армии.

Против остатков 2-й армии немцы оставили заслон, включавший в свой состав 35-ю резервную и 1-ю ландверную дивизии, отряд генерала Штеттау и ландверные бригады (всего до 60 батальонов, поддержанных сильной артиллерией).

Мы видим, что к началу Мазурского сражения германцами не только была сосредоточена на Восточно-Прусском ТВД группировка, безусловно превосходившая русских во всех отношениях, ими была наращена и качественная составляющая – объем перволинейных соединений резко возрос, тогда как у русских боевой состав был, наоборот, разбавлен второочередными соединениями.

Германцы планировали обойти левый фланг 1-й армии с юга и, отбрасывая оперативное объединение к нижнему течению Немана, разбить. Треть группировки 8-й армии назначалась для реализации обходного маневра.

Но германские войска действовали вяло.

Так, имевший своим противником слабую русскую 43-ю пехотную дивизию 1-й армейский корпус, лишь оттеснил русских от оз. Видминен. Встретившему упорное сопротивление 17-му армейскому корпусу удалось, с большими потерями, лишь к вечеру овладеть позициями у Круглянкена. 20-й армейский корпус и вовсе топтался на месте – он предпринял робкую попытку продвинуться, отраженную артиллерийским огнем русских. Сильное противодействие встретил и Гвардейский резервный корпус – и, понеся серьезные потери, приостановил свое наступление.

Обходящая группа действовала нерешительно и безрезультатно.

В итоге, мы видим разбросанность сил германского 1-го армейского корпуса (вместо удара кулаком; причем 1-я пехотная дивизия, атаковав русских в районе Аряс, овладела этим пунктом лишь к вечеру и со значительными потерями) и неудачу 17-го армейского корпуса - в районе Круглянкен он провел целую серию атак, отбитых доблестной русской 43-й пехотной дивизий, причем несмотря на четырехкратное превосходство сил немцев [Храмов Ф. Указ. соч. С. 79-80].

Русский командарм-1 организует контрудар – но надежда на последний была слабая. Требовались резервы, а их не было – потерпевшая поражение 2-я и формирующаяся 10-я армии участия в боях пока принять не могли, а переброски войск из Галиции были невозможны (наступала кульминация Галицийской битвы).

В итоге, шедшие с переменным успехом ожесточенные бои (в частности, русскому 20-му армейскому корпусу удалось 29-го августа вновь овладеть г. Гольдап) привели лишь к вытеснению 1-й армии из Восточной Пруссии. Немцы считали, что армия Ренненкампфа не была разбита и значительная часть последней вообще не принимала участия в этих боях - и опасались нового контрудара [Сборник документов. С. 22]. Э. Людендорф отметил тот факт, что бои, в основном, проходили не очень удачно, а русские дали германцам «решительный отпор» [Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. М. – Мн., 2005. С. 65].

Нерешительность действий 8-й армии позволила главным силам 1-й армии ускользнуть от занесенного удара. Русская армия оказалась сильно расстроена (не столько боями, сколько неудачно организованным отступлением), но не разбита. Кадровые корпуса понесли незначительные потери в людях и материальной части - и восстановление боеготовности оперативного объединения было вопросом нескольких дней [Вацетис И. И. Операции на восточной границе Германии в 1914 г. Ч. 1. Восточно-прусская операция. М., 1929. С. 293].

48..jpg

В окопах

Подведем итоги.

Мы видим, что русским 1-й и 2-й армиям удалось в ходе операции добиться ряда ярких тактических побед (наиболее заметны - победы 1-й армии под Гумбиненом и 2-й армии у Орлау-Франкенау), надлежащим образом, к сожалению, оперативно не использованных.

И специалисты Генерального штаба РККА отмечали, что в кровопролитных боях в Восточной Пруссии были проверены военные доктрины и боевая выучка русских и немцев. Выяснилось, что по уровню тактической подготовки русские и германские войска оказались равноценными противниками – и русские нанесли оппоненту целый ряд тяжелых поражений. Среди них: разгром 6-го августа 25-й и 29-й пехотными дивизиями 1-й армии левого фланга германского 1-го армейского корпуса; разгром 7-го августа под Гумбиненом германских 1-го и 17-го армейских корпусов; поражения, нанесенные войсками 2-й армии германскому 20-му армейскому корпусу (особенно пострадала 37-я пехотная дивизия) у Лана и Орлау - Франкенау, германским 2-й пехотной дивизии (Уздау), 41-й пехотной дивизии (Ваплиц), 6-й и 70-й ландверным бригадам (Мюлен и Гросс-Беccay), 3-й резервной и ландверной Гольца дивизиям (Гогенштейн). К сожалению, тактические победы русских не были превращены в оперативную победу – и ряд благоприятных оперативных возможностей был упущен. А немцам, потерпевшим жестокие поражения практически во всех боях операции, удалось выиграть эту операцию. Несогласованность действий двух русских армий привела к тому, что операция завершилась частным поражением одной и отходом второй [Сборник документов. С. 23].

Германское командование также особых талантов не продемонстрировало – его искусство и прозорливость стали раздуваться позднее. Даже официальный немецкий источник признавал тот факт, что, несмотря на все допущенные русским командованием ошибки, если б после Гумбинена 1-я армия продолжила преследование германцев, исход операции оказался бы другим: ведь достаточно было 1-й армии подойти к району «Танненберга», как проводимая операция, с большими для немцев потерями, оказалась бы прервана. Соответствующая угроза постоянно довлела над немецким командованием, которое все время мучил вопрос: не следует ли, чтоб прикрыться от Ренненкампфа, вывести из сражения крупные силы? [Там же].

Умелые, но рискованные действия по внутренним операционным линиям принесли немцам оперативную победу. Подготовленная материальная база, мощная железнодорожная сеть стали предпосылкой этого успеха. Именно развитая железнодорожная инфраструктура позволила командованию 8-й армии после Гумбиненского поражения оперативно перегруппировать свои войска, обрушившись превосходящими силами на 2-ю армию. Ключевым козырем стало информационное преимущество: перехватываемые радиограммы русских позволили немцам осуществлять рискованные маневры – ведь они видели карты своего противника.

Успех «Танненберга» был немцами всемерно раздут, но поражение самсоновской армии не стало ни переломным, ни поворотным событием войны: 2-я армия, пополнившись, вновь вернулась в строй.

Напротив, важнейшим результатом рассматриваемой операции стал фактически беспрепятственный выигрыш русским Юго-Западным фронтом Галицийской битвы, приведшей к разгрому главных сил австро-венгерской армии. И мы видим, что командование германской 8-й армии, сумевшее извлечь оперативные «дивиденды» из разрозненности и несогласованности действий русских 1-й и 2-й армий, не смогло (или не захотело) довести свою успешную операцию против 2-й армии до яркого стратегического результата, могущего повлиять на оперативно-стратегическую обстановку на всем Восточноевропейском ТВД. Не обращая внимания на просьбы и протесты своего союзника, терпящего поражение в Галиции, оно разворачивает свои войска против 1-й армии - предоставив в Галиции русским полный карт бланш.

Главное командование Австро-Венгрии справедливо отмечало, что ради союзнического долга пожертвовало Восточной Галицией - оттягивая главные силы русских, тогда как немцы отмахиваются от совместного наступления на Седлец. При том что решающее значение для этого наступления имело участие в нем и значительных немецких сил [Храмов Ф. Указ. соч. С. 73]. Соответствующая возможность после поражения 2-й армии и успешного для австрийцев начала Галицийской битвы была вполне реальной. Лишь требовалось временно оставить в покое 1-ю армию, и так привязанную к Кенигсбергу. Но… германскому командованию не хватило дальновидности и оперативного мужества – проигнорировав общесоюзные задачи, оно занялось вытеснением русских войск из Восточной Пруссии.

Дальновидности хватило русскому Верховному Главнокомандующему: после железнодорожного маневра он переломил ситуацию на северном фланге Галицийской битвы в пользу русского оружия. А затем вновь удалось занять и половину Восточной Пруссии. А Германия и Австро-Венгрия, выиграв «Танненберг» и «Комаровское сражение», в итоге проиграли летнюю кампанию на Русском фронте [Евсеев Н. Августовское сражение. С. 277].

Германское командование, предоставив русским карт бланш в Галиции, совершило 2-ю (после войсковых перебросок из Франции) стратегическую ошибку - решающую для исхода всей кампании 1914 г. А Северо-Западный фронт, сковав германцев в Восточной Пруссии, лишил их возможности оказать влияние на ход событий в Галиции. И Юго-Западный фронт, нанеся крупное поражение австрийцам, вынудил их отойти к Карпатам [Храмов Ф. Указ. соч. С. 96].

Боевые качества русских и германских войск были равнозначны. Н. Евсеев, предостерегая от восхваления превосходных качеств германских войск в противовес якобы плохим русским войскам, отмечал что германцы и русские дрались одинаково, а пальма первенства по части паники (и в «Танненбергском» и в Гумбиненском сражениях) скорее принадлежала немцам [Евсеев Н. Указ. соч. С. 153]. Так, паника возникает 7-го августа в обоих лучших корпусах 8-й армии при Гумбинене, 11-го августа в 37-й пехотной дивизии при Орлау-Франкенау, 14-го августа в дивизии Унгера и т. д. Например, паника, возникшая утром 15-го августа в 41-й пехотной дивизии, разгромленной войсками русского 15-го корпуса, передалась другим войскам – охватив и тылы группы Шольца. Причем когда П. Гинденбург попытался проехать в штаб 20-го корпуса на автомобиле, ему это выполнить не удалось. Паника под "Танненбергом" приняла серьезный характер. П. Гинденбург наблюдал хаотическое движение повозок, забитые дороги и крики «Русские идут» [Храмов Ф. Указ. соч. С. 60].

До войны германцы считали русские войска тактически подготовленными слабо - но ход Восточно-Прусской операции продемонстрировал противоположное. Тактическая подготовка русской пехоты оказалась не ниже немецкой, а тактическая подготовка русской артиллерии была выше немецкой - и замечательные тактические победы (Гумбинен, Орлау, Ваплиц) в полной мере подтверждали этот вывод [Там же. С. 100].

49..jpg

В штыки

Стиль командования русских и немецких военачальников был идентичным, но германцев отличали: большая динамичность реакции на изменения обстановки, постоянный мониторинг ситуации и более высокая информированность. Ю. Н. Данилов отмечал такую интересную сторону военного искусства германцев, как умение эксплуатировать каждый промах своего противника. Действия немцев отличали крайняя смелость и настойчивость - они умели рисковать, не раз балансируя между победой и поражением [Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914—1915 гг. С. 153].

Русские фронтовики отмечали, что германские части, оказавшиеся без командиров, охотно сдавались в плен. Что же до стойкости даже окруженных русских войск – то она в комментариях не нуждается (примером чему служат обе мировые войны). Причем погибающие и изолированные русские части и подразделения неоднократно наносили врагу чувствительные удары. Например, 6-батальонный арьергард 13-го армейского корпуса доблестно бился с превосходящими силами в полном окружении – и 16-го августа нанес крупное поражение 37-й пехотной дивизии и ландверной дивизии Гольца. Причем немцы были обращены в бегство [Храмов Ф. Указ. соч. С. 62-63].

Т. о., в ходе операции русские войска одержали целую серию побед в корпусном, дивизионном и бригадном масштабах, не использованных оперативным руководством. А ирония судьбы была в том, как отмечал И. И. Вацетис [Операции на Восточной границе Германии. С. 15], что русские войска выиграли почти все бои, но потерпели в операции поражение.

50..jpg

Полевая батарея.

Продолжение следует

Статьи из этой серии

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 1. Соотношение сил

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 2. Первая армия

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 3. Вторая армия

Автор:

361

Поделиться:

Вернуться назад

Партнеры

Военно-исторический журнал