1914

Крах австро-германского "блицкрига". Восточно-Прусская операция 1914 г. Ч. 1. Соотношение сил

22 марта 2019 г.

Шлиффеновское стратегическое планирование было нацелено на быстротечную войну, своеобразный «блицкриг» - в ходе которого планировалось нанести поочередное поражение Франции и России, воспользовавшись разницей в сроках мобилизации между армиями последних. Аналогичный «маятник» представляло и австрийское стратегическое планирование – но противниками были Сербия и Россия. Удалось ли русской армии повлиять на срыв австро-германского «блицкрига» в начале кампании 1914 г.? Попробуем ответить на этот вопрос – и начнем с Восточно-Прусской операции.

Восточно-Прусская операция 04. 08. – 02. 09. 1914 г. подробно исследована историками, и мы остановимся лишь на узловых моментах последней.

Посмотрим на соотношение сил противников.

42..jpg

Переброска артиллерии.

В этом нам помогут разобраться материалы немецкого Рейхсархива [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand 2. Die befreiung Ostpreußen. Berlin, 1925.] и Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914 - 1917 гг.) [Восточно-Прусская операция. М., 1939.].

Основа боевой мощи армий эпохи Первой мировой - пехотная (и приравненная к последней) дивизия.

На данный период германская пехотная дивизия включала четыре 3-батальонных пехотных полка - 13 тыс. человек, 72 орудия (54 легкие полевые пушки и 18 легких полевых гаубиц - Reichsarchiv. В 2. App.]. Германская резервная дивизия – по составу дубликат пехотной (разница лишь в количестве орудий: в резервной дивизии не 72, а 36 стволов). При вхождении данных дивизий в состав армейских (резервных) корпусов корпусная артиллерия увеличивала огневую мощь соединений. Пехотные и резервные дивизии - перволинейные войска [Вооруженные силы Германии. Ч. 1. Организация, мобилизация и состав вооруженных сил. Спб., 1912. С. 93-128].

Германская 8-я армия, до усиления ее соединениями, переброшенными с Французского фронта, располагала 10 перволинейными дивизиями – 6 пехотными и 4 резервными.

1..jpg

Командарм-8 ген.-полк. М. фон Притвиц.

2..jpg

Командарм-8 (с 9 (22) августа) ген. пех. (с 13 (26) августа ген.-полк.) П. фон Гинденбург

Все пехотные дивизии включены в армейские корпуса: 1-я и 2-я пехотные дивизии - в 1-й, 35-я и 36-я пехотные дивизии – в 17-й, 37-я и 41-я пехотные дивизии - в 20-й армейские корпуса. Причем первые два (1-й и 17-й) по боевому духу и подготовке были одними из лучших в германской армии [Андреев В. Первый русский марш - маневр в Великую войну – Гумбинен и Марна. Париж, 1928. С. 28].

3..jpg

Комкор-1 ген.-лейт. (с 6 (19) августа ген. пех.) Г. фон Франсуа

4..jpg

Начдив-1 ген.-лейт. Р. фон Конта

5..jpg

Начдив-2 ген.-лейт. А. фон Фальк

6..jpg

Комкор-17 ген. кав. А. фон Макензен

7..jpg

Начдив-36 ген.-лейт. К. фон Хейнекиус

8..jpg

Комкор-20 ген. арт. Ф. фон Шольц

9..jpg

Начдив-37 ген.-лейт. Г. фон Штаабс

10..jpg

Начдив-41 ген.-майор Л. фон Зонтаг

2 из 4 резервных дивизий (1-я и 36-я резервные) входили в состав 1-го резервного корпуса, тогда как 3-я и 35-я резервные дивизии не были объединены корпусным командованием.

11..jpg

Комкор 1-го резервного ген.-лейт. (с 17 (30) августа ген. пех.) О. фон Белов.

12..jpg

Начдив 3-й резервной генерал-майор (с 6 (19) августа ген.-лейт.) К. фон Морген.

Стоит отметить тот факт, что некоторые из перволинейных соединений имели усиленный состав (в частности, 1-й резервный корпус имел 26 батальонов вместо 24 положенных).

Перволинейное ядро 8-й армии [Reichsarchiv. Вd 2. S. 358-360] выглядело следующим образом:

1-й армейский корпус включал 24 пехотных батальона и 32 артиллерийские батареи (176 орудий);

17-й армейский корпус включал 24 пехотных батальона и 28 артиллерийских батарей (160 орудий);

20-й армейский корпус включал 25 пехотных батальонов и 28 батарей (160 орудий);

1-й резервный корпус включал 26 пехотных батальонов и 16 артиллерийских батарей (88 орудий);

3-я резервная дивизия включала 12 пехотных батальонов и 6 артиллерийских батарей (36 орудий);

35-я резервная дивизия включала 12 пехотных батальонов и 8 артиллерийских батарей (38 орудий).

Итого, таким образом, - 123 пехотных батальона и 658 артиллерийских орудий.

Также в состав 8-й армии входили второлинейные соединения и части [Reichsarchiv. Вd 2. S. 360-362]:

1-я ландверная (Гольца) дивизия – подошла в начале операции и включала 12 батальонов и 4 артиллерийские батареи (20 орудий);

2 дивизии Кенигсберга (дивизии Бродрюка и Бефатсунга) – в их составе 27,5 батальонов и 330 орудий;

5 ландверных бригад (2-я, 5-я, 6-я, 20-я, 70-я) – по 6 батальонов каждая (в каждой бригаде по 6 тыс. штыков и 12 орудий);

Эрзац-части из Кульма, Грауденца, Летцена и Мариенбурга (в их числе эрзац-резервная бригада Земмерна из Грауденца) – в их составе 10,5 батальонов и 12 артиллерийских батарей (60 орудий).

Всего, таким образом, – 6 второлинейных дивизий (расчетных дивизий) – 80 батальонов и 470 артиллерийских орудий.

Таким образом, в германскую 8-ю армию в общей сложности входило 203 батальона (и 95 эскадронов) при 1128 орудиях - причем перволинейные войска составляли до 2/3 состава оперативного объединения (соответственно миф о том, что армия сплошь состояла из «ландверных» войск - несостоятелен). Всего, т. о., – 16 пехотных (и приравненных) дивизий, или 200 тыс. человек.

Накануне Первого сражения у Мазурских озер, которое развернулось 25-го августа, 8-я армия значительно усилилась за счет войск, переброшенных с Французского фронта.

В составе этих войск [Reichsarchiv. Вd 2. S. 360-362]:

Гвардейский резервный корпус (3-я гвардейская пехотная и 1-я гвардейская резервная дивизии) – включал 28 пехотных батальонов и 28 артиллерийских батарей (160 орудий);

11-й армейский корпус (22-я и 38-я пехотные дивизии) – включал 24 пехотных батальона и 30 артиллерийских батарей (168 орудий);

8-я кавалерийская дивизия – в ее составе 24 кавалерийских эскадрона и 3 артиллерийские батареи (12 орудий).

13..jpg

Комкор Гвардейского Резервного ген. арт. М. фон Гальвиц

14..jpg

Начдив. 1-й гвардейской резервной ген.-майор В. Альбрехт

15..jpg

Комкор-11 ген. пех. О. фон Плюсков

16..jpg

Начдив-22 ген.-майор К. Диффенбах

В итоге, состав 8-й армии возрос более чем на четверть (на более чем 50 тыс. штыков) – причем за счет отличных перволинейных соединений.

Что 8-й армии мог противопоставить русский Северо-Западный фронт?

В состав оперативно-стратегического объединения входило 2 общевойсковые армии – 1-я и 2-я.

17..jpg

Главнокомандующий армиями фронта ген. от кав. Я. Г. Жилинский

1-я армия включала 3 армейских корпуса (3-й (25-я и 27-я пехотные дивизии), 4-й (30-я и 40-я пехотные дивизии), 20-й (28-я и 29-я пехотные дивизии), 5-ю стрелковую бригаду, 5 кавалерийских дивизий (1-ю, 2-ю, 3-ю кавалерийские, 1-ю и 2-ю гвардейские кавалерийские) и 1-ю кавалерийскую бригаду.

В общей сложности - 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий (около 100 тыс. человек, 402 орудия. Сборник документов. С. 12).

18..jpg

Командарм-1 ген. от кав. П.-Г. К. Ренненкампф

19..jpg

Комкор-3 ген. от инф. Н. А. Епанчин

20..jpg

Начдив-25 ген.-лейт. П. И. Булгаков

21..jpg

Начдив-27 ген.-лейт. А.-К.-М. М. Адариди

22..jpg

Комкор-4 ген. от арт. Э. Х. С. Г. Алиев

23..jpg

Начдив-30 ген.-лейт. Э. А. Колянковский

24..jpg

Комкор-20 ген. от инф. В. В. Смирнов

25..jpg

Начдив-28 ген.-лейт. Н. А. Лашкевич

26..jpg

Начдив-29 ген.-лейт. А. Н. Розеншильд-Паулин

2-я армия включала 6 армейских корпусов (1-й (22-я и 24-я пехотные дивизии), 2-й (затем передан в 1-ю армию; 26-я и 43-я пехотные дивизии), 6-й (4-я и 16-я пехотные дивизии), 13-й (1-я и 36-я пехотные дивизии), 15-й (6-я и 8-я пехотные дивизии), 23-й (2-я пехотная и 3-я гвардейская пехотная дивизии) и 1-ю стрелковую бригаду, а также 3 кавалерийские дивизии (4-я, 6-я и 15-я).

Всего – 12,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии (150 тыс. человек, 702 орудия).

27..jpg

Командарм-2 ген. от кав. А. В. Самсонов

28..jpg

Комкор-1 ген. от инф. Л. К. Артамонов

29..jpg

Начдив-22 ген.-лейт. А. А. Душкевич

30..jpg

Начдив-24 ген.-лейт. Н. П. Рещиков

31..jpg

Комкор-2 ген. от кав. С. М. Шейдеман

32..jpg

Начдив-26 ген.-лейт. А. Н. Порецкий

33..jpg

Начдив-43 ген.-лейт. В. А. Слюсаренко

34..jpg

Комкор-6 ген. от инф. А. А. Благовещенский

35..jpg

Начдив-16 ген.-лейт. Г. К. Рихтер

36..jpg

Начдив-36 ген.-лейт. А. Б. Преженцов

37..jpg

Комкор-15 ген. от инф. Н. Н. Мартос

38..jpg

Начдив-8 ген.-лейт. Е. Э. Фитингоф

39..jpg

Комкор-23 ген. от инф. К. А. Кондратович

40..jpg

Начдив-2 ген.-лейт. И. Ф. Мингин

Пехотная дивизия русской армии данного периода включала четыре 4-батальонных полка: 17 тыс. человек, 48 легких полевых пушек.

Состав русских армий был слабым. Второочередные дивизии к началу операции прибыть не успели. Ряд частей был сосредоточен в Польше, войдя затем в состав 9-й армии. К началу наступления не успевала и значительная часть казачьих второочередных полков (а именно они были войсковой конницей).

1-я армия не успевала получить тяжелую артбригаду. Т. к. часть полевых войск была оставлена для внутренней службы, а казачьи полки кавалерийских дивизий временно заменяли войсковую конницу (распылялись между пехотными частями и соединениями), то де-факто 1-я армия располагала лишь 96 батальонами и 106 эскадронами и сотнями.

Реальный состав 2-й армии в начале операции - 158 батальонов, 72 эскадрона, 626 орудий. Причем в ходе боевых действий состав еще и сократился (с одной стороны прибыли 8 батальонов 3-й гвардейской пехотной дивизии и 6 батальонов 1-й стрелковой бригады, но с другой стороны – весь 2-й корпус убыл в 1-ю армию) - до 140 батальонов и 506 орудий. Но постепенно прибывала артиллерия (в т. ч. к концу операции прибыли 36 тяжелых орудий) - и количество орудий достигло 738 единиц.

Стоит отметить такое важное обстоятельство, что если русскими полевые войска оставлялись в качестве тыловых гарнизонов (для этих целей должны были служить второочередные дивизии, но они пока находились в процессе развертывания) (что отвлекло примерно 2,5 пехотных дивизии), то германцы стремились выводить свои второлинейные и крепостные соединения и части в поле.

42..jpg

В поход. Фот. Гофман.

В результате - очевидно превосходство германской 8-й армии над каждой взятой в отдельности армией Северо-Западного фронта. Последний имел общее численное превосходство в людях – малозаметное в пехоте, и заметное в кавалерии (но трудно реализуемое в условиях специфики местности) при огневом превосходстве немцев (при почти одинаковом количестве артиллерийских стволов, германцы имели против 36 русских тяжелых орудий 156 своих). Говоря о соотношении артиллерии, необходимо отметить, что если германцы задействовали свою крепостную артиллерию, то русская не вся успела принять участие в операции. Но общее численное превосходство могло быть реализовано русскими лишь при грамотном взаимодействии обеих армий фронта и качественной координации их действий – а в этом вопросе, к сожалению, присутствовали проблемы.

Советские военные историки это прекрасно понимали.

В частности, специалисты Генштаба Красной Армии во Введении к вышеуказанному Сборнику документов констатировали тот факт, что т. к. часть полевых войск 1-й и 2-й армий осталась для несения караульной службы в тылу, фактическая численность сил и средств фронта (обе армии в совокупности) - 254 батальона, 178 эскадронов и 1140 орудий. С большой натяжкой это давало русским превосходство в людях примерно в 1,5 раза – но лишь при условии выверенного взаимодействия обеих армий фронта. Но т. к. на протяжении всей операции данное условие оказалось нарушено, то германцы, пользуясь своей прекрасной железнодорожной сетью, могли сосредотачивать всегда превосходящие оппонента силы - и по-очередно наносить поражение русским армиям. Отсутствие у русских тяжелой артиллерии усугубляло ситуацию [Сборник документов. С. 12-13]. Н. Евсеев писал, что в начале операции русские имели над германцами превосходство: на 72 батальона в пехоте, на 101 эскадрон а в коннице. Т. о., подавляющего превосходства над немцами, как часто об этом пишут - не было [Евсеев Н. Ф. Августовское сражение 2-й русской армии в Восточной Пруссии (Танненберг) в 1914 г. М., 1936. С. 26]. Ф. Храмов отмечал «некоторое превосходство» русских войск, и писал о том, в составе 1-й русской армии имелось 6,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий (при том что 7 второочередных пехотных дивизий и ряд тыловых структур к началу операции не прибыли), а в составе 2-й русской армии имелось 12,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии (но из них до 1,5 пехотных дивизий по разным причинам в боях не участвовали; отсутствовали и 4 второочередные дивизии), и Северо-Западный фронт превосходил германцев приблизительно на 70 батальонов и 101 эскадрон. Германская же 8-я армия имела преимущество в тяжелой артиллерии [Храмов Ф. А. Восточно-прусская операция 1914 г. Оперативно-стратегический очерк. М., 1940. С. 8, 14].

Почему соотношение сил не благоприятствовало Северо-Западному фронту?

С одной стороны, это связано с мобилизационными сроками - по которым австро-германцы опережали Россию. Например, 8-я армия была отмобилизована уже к концу июля 1914 г., тогда как проблемы, связанные с нехваткой людей и материальной части преследовали русские армии в августе 1914 г. Мы затронули проблему недоотмобилизованности и недостаточности сил русских войск в первых операциях (см. Стратегическая расстановка).

С другой стороны, важнейшее значение для скорейшего начала операции имели общекоалиционные задачи – а именно кризис на Французском фронте. Союзники терпели поражение в Приграничном сражении. В соответствии с нормами Франко-Русской конвенции 1892 г. во время коалиционной войны России и Франции с Германией, первая обязывалась начать активные действия по истечении 15-го дня после объявления мобилизации (т. е. на 9 дней paнее сосредоточения и окончательного приведения войск в полную боеготовность).

И 5-го августа французский посол в России умолял императора о немедленном наступлении русских войск – в противном случает французские войска окажутся раздавлены [Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. М., 1991. С. 63]. Телеграммы русского военного агента во Франции также отражали ежедневное давление со стороны французов – для того чтобы ускорить наступление в Восточную Пруссию [Игнатьев А. А. 50 лет в строю. Т. 2. Петр-к, 1964. С. 40]. О давлении союзников сообщает и генерал-квартирмейстер Ставки [Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914 - 1915 гг. Берлин, 1924. С. 133].

Но поспешное наступление Северо-Западного фронта опрокинуло все расчеты противника и оказалось для германцев полной неожиданностью, что имело одним из последствий внесение существенных корректив в стратегическое планирование Шлиффена-Мольтке.

Подводя итоги, отметим, что соотношение сил, необходимое для серьезной наступательной операции на тяжелом и сложном театре военных действий, оказалось не в пользу Северо-Западного фронта. А войсковые переброски в ходе операции позволили германскому командованию переломить количественный показатель в соотношении сил в свою пользу – что имело важное значение для исхода противостояния на Восточно-Прусском театре военных действий в августе 1914 г.

Автор:

430

Поделиться:

Вернуться назад

Партнеры

Военно-исторический журнал