Битва на всех фронтах

За что сражался русский солдат Первой мировой

28 июля 2020 г.

Мы неоднократно говорили о целях и задачах стран-участниц Первой мировой войны. Но не лишним будет вспомнить об этом применительно к России - хотя бы в самых общих чертах.

Итак, Первая мировая война 1914 – 1918 годов – это противостояние двух мощных коалиций – Антанты и Центрального блока, борьба с германской гегемонией в Европе и мире.

История коалиций восходит к последней четверти XIX века. В 1879 г. возник союз Германии и Австро-Венгрии, в 1882 г. к нему присоединилась Италия. Таким образом появился Тройственный союз, направленный против Франции и России, которые в ответ в 1891–1893 гг. заключили свой союз, к которому в 1904-1907 гг. присоединилась Англия (1904 г. – соглашение с Францией, 1907 г. - с Россией). Так появилась антигерманская Антанта.

Ил.1.jpg

Антанта

Антанта в течение войны пополнялась новыми государствами (в конце войны – 32). После распада Тройственного союза (в 1915 г. Италия примкнула к Антанте) формируется Четверной союз или Германский блок (Германия, Австро-Венгрия, Болгария, Турция).

Ил.2.jpg

Карта Европы

Так за что же на самом деле в ходе мировой войны воевал русский солдат?

Каждая из держав - участниц войны имела свои цели и интересы, но Первая мировая война была войной коалиционной.

Доктрина коалиционной войны гласит:

1) союзники должны во время проведения боевых операций руководствоваться прежде всего не узкоэгоистическими интересами собственного фронта, а пользой коалиции в целом;

2) вклад союзников должен оцениваться из совокупности усилий каждого из них в общее дело;

3) необходимо организовать общие и одновременные наступательные действия или, как минимум, координировать их во времени и в пространстве, чтобы помешать врагу пользоваться своими внутренними операционными линиями

В ходе войны Германскому блоку так и не удалось разгромить своих главных противников по отдельности: когда ему удавалось создать перевес на одном из фронтов и начать там наступление, следовало наступление его противника на другом театре военных действий. Державы Четверного союза так и не добились решающего успеха ни на Французском, ни на Русском фронтах, а затяжная война вследствие ресурсного преимущества Антанты неизбежно вела к поражению Германии и ее союзников.

Это было похоже на сообщающиеся сосуды. Но система дала сбой когда не стало Русского фронта – и именно тогда германское командование получило свободу, сумев сосредоточить 4/5 всех своих наличных сил, высвободившихся после свертывания Русского фронта, во Франции к весне 1918 г. Союзники почувствовали отсутствие Русского фронта очень болезненно – и лишь вступление в войну США частично позволило выправить ситуацию. Именно крах Русского фронта в 1917 г. позволил немцам и их союзникам провоевать лишний год.

Реализуя стратегию коалиционной войны, Российская империя проводила военные операции, руководствуясь интересами блока в целом, и зачастую предназначенные облегчить положение союзников в том числе.

Таким образом, русский солдат воевал прежде всего за победу всей коалиции – что влекло за собой и реализацию национальных задач.

Ил.3.jpg

Союзники

Манифесты главы государства определяли внешние мотивационные установки участия России в мировой войне.

Так, императорский манифест от 26 июля 1914 г. о войне с Германией указывал на справедливость начинающейся европейской войны для России, вставшей на защиту подвергшейся агрессии Сербии. В документе указывалось, что Россия в одном ряду с союзниками исполнит свой долг, а борьба с германской агрессией – главной угрозой спокойствию Европы – дело правое.

Манифест от 20 октября 1914 г. о войне с Турцией, отмечая факт вероломного нападения Турции на российское черноморское побережье, указывал, что борьба с новым противником – это противоборство со старым притеснителем христианской веры и славянства. Выражалась также надежда, что безрассудное вмешательство Турции в мировую войну откроет для России возможность разрешить вопрос Проливов.

Манифест от 5 октября 1915 г. о войне с Болгарией выражал сожаление о вероломном предательстве со стороны этого славянского государства. Но, отмечая тяжесть от предательства со стороны столь многим обязанной России Болгарии, документ указывал на германцев как на главных виновников заблуждения недавно еще братского государства.

Идеологические установки и ориентиры (верность союзническому долгу, необходимость изгнания врага из пределов Родины) фиксировались и в приказах по армии и флоту.

Так, приказ от 23 августа 1915 г. акцентировал внимание вооруженных сил на необходимости защиты Родины и выражал твердую уверенность в конечной победе. Наверное, бедой России было отсутствие дееспособного репрессивного и идеологического аппарата – в период тяжелой войны они были необходимы. Ведь важно не только сформулировать, но и довести до сознания всех важность переживаемого момента и шаги для достижения цели. Ведь фактически установки приказа от 23 августа можно уместить в более поздней, но такой идеологически емкой и яркой фразе: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами».

Приказ от 31 декабря 1915 г. знаменателен тем, что Верховный главнокомандующий четко дал понять: без конечной Победы нет достойного мира и надлежащего послевоенного развития страны.

Приказ от 12 декабря 1916 г. был вызван очередной попыткой военно-политического руководства Германского блока осуществить зондаж в руководстве держав Антанты на предмет заключения мира. Документ интересен тем, что называет причины, по которым Россия не может пойти на этот шаг: 1) нахождение противника на территории России и Франции; 2) определена сущность Германского блока как коварного жестокого агрессора и нарушителя международного права; 3) только полная победа приведет к цели войны и в какой-то мере будет компенсацией за пролитую кровь и понесенные лишения. В приказе указывалось на необходимость обладания Проливами, создания свободной Польши и решение других политических задач. Наконец, вновь отмечались верность союзническому долгу и вера в скорую победу.

Указание на СКОРУЮ победу имело под собой надлежащую почву. Если бы Россия в революционном 1917 г. не сбавила своих военных усилий, Австро-Венгрия рухнула бы в том же году – и мировая война оказывалась сокращена на год. Такого мнения придерживались не только специалисты французского Генерального штаба, но и генерал от кавалерии А. А. Брусилов в газетном интервью. Общего стратегического наступления армий Антанты в 1917 г. немцы серьезно опасались. И союзники, и враги России отмечали, что зимой 1917 г. в материальном и организационном плане русская армия была сильна как никогда.

Также из приказа следовало, что только военное поражение врага – гарантия стабильного послевоенного мира. В наши дни, имея перед глазами опыт Второй мировой войны, можно констатировать, что это абсолютная истина. Еще А. В. Суворов любил говорить, что недорубленный лес опять вырастает.

Таким образом, главными идеологическими установками в приказах по армии и флоту были: необходимость изгнания врага из пределов Российской империи и его военный разгром, единение с союзниками и вера в скорую и полную победу.

Вышеуказанные установки Император подтверждал и в речах перед войсками. Так, 30 июля 1915 г. в речи перед производимыми в офицеры гардемаринами он подчеркнул, что как бы ни были тяжелы времена, Россия их переживет и останется великой, единой и неделимой. На Георгиевском празднике 26 ноября 1915 г. Николай II заявил, что не заключит мира, пока последний вражеский солдат не будет изгнан с русской земли. А мир будет заключен лишь в согласии с союзниками.

009.jpg

В коалиционных и тем более мировых войнах первостепенное значение имеют не непосредственные противоречия между государствами, а перспективы дальнейшего цивилизационного развития.

Несомненно, что если бы в 1914 году не существовало Русского фронта, французы и британцы были бы достаточно быстро разгромлены. После этого Германский блок повернулся бы на восток и всей своей мощью обрушился на Россию. И тогда в той или иной форме наступило бы расчленение нашей страны. Известно о притязаниях Германии на польские и прибалтийские губернии России, о мечтах Османской империи о «Великой Турции». На определенном этапе истории любая империя стремится не присоединять новые территории, а удержать то, что имеет. Остаться в когорте великих держав, не вступив в мировую войну в 1914 году, Россия не могла. Отсидеться бы ей тоже не дали – Ла-Манша или тем более океана, отделяющего ее от противника, нет. То есть речь для России шла о сохранении ей статуса великой державы. В том числе поэтому Первая мировая война – Великая.

Таким образом, вопрос стоял лишь о том, на стороне какого блока России воевать. Как показывает исторический опыт, русско-германские союзы – всегда явление временное, и Россия и Германия рано или поздно будут оспаривать гегемонию в Европе. Соответственно, вопрос заключался лишь в том - кто союзники, то есть какова стартовая позиция в борьбе. Воевать с Германией один на один и тем более со всем Четверным союзом Россия конечно могла, но ей было бы очень тяжело (достаточно вспомнить опыт 1941 года), также тяжело воевать один на один с Германией было и Франции (можно вспомнить события 1870 и 1940 годов). Чтобы облегчить эту задачу и была создана достаточно прочная коалиция.

Но и непосредственные цели войны были очевидны. Российская империя выполняла союзнический долг перед Францией (подвергшейся германской агрессии), помогала Сербии (подвергшейся австрийской агрессии), оказывала помощь братскому армянскому народу, подвергшемуся турецкому геноциду. А с середины 1915 года, когда война пришла на российскую землю, вполне закономерно война стала Второй Отечественной – в защиту своей Родины.

Система послевоенного устройства выглядела достаточно стройно. В случае победы вдоль границ России выстраивалась цепочка дружественных государств-сателлитов (схожая с системой безопасности Восточной Европы после Второй мировой войны): дружественная и получившая независимость из рук России Польша, Чехия (во главе с королем из дома Романовых), Югославия (где ключевую позицию занимала спасенная Россией Сербия) и Великая Армения (малоизвестно, например, что Высочайшим приказом от 1 января 1917 года из армян и добровольцев было образовано последнее казачье войско Российской империи - Евфратское казачье войско). Возможно, в эту систему вошла бы демилитаризованная Германия или ее часть. Контроль над Турецкими Проливами Босфор и Дарданеллы, которого по праву Россия давно добивалась, должен был придать новый импульс развитию хозяйственной жизни империи. Все это и подразумевалось в приказе по армии и флоту от 12 декабря 1916 г. под термином «другие политические задачи».

А вот если бы Российская империя в условиях коалиционной войны уклонилась от выполнения союзнического долга, то она оказалась бы один на один с победоносными германо-австро-турецкими войсками, которые ПОЛНОСТЬЮ после разгрома Франции и Сербии оказались на границах России со всеми вытекающими последствиями. Поэтому русский солдат воевал за СОХРАНЕНИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ нашей Родины и ее статус великой державы Европы и мира.

010.jpg

И Россия вместе с союзниками пришла бы к конечной Победе, если бы не роковое стечение объективных и субъективных факторов, благодаря которым, вынеся бремя войны в самые тяжелые годы, она лишилась лавров победителя.

Автор:

793

Поделиться:

Вернуться назад