Главный герой Сарыкамыша

История в лицах

Главный герой Сарыкамыша

30 марта 2021 г.

Войска русской Кавказской армии всегда отличались славными военными традициями и особой доблестью. Так было в эпохи, когда они бились с персами, турками, мюридами Шамиля. С особой силой они проявились в годы Первой мировой войны – и были отличительной чертой Кавказской армии вплоть до ее разрушения после революций 1917 года.

Боевой дух Кавказской армии проявился в ходе целого ряда блестящих боевых операций, проведенных в крайне тяжелых условиях. Первой крупной, и во многом переломной, операцией была Сарыкамышская операция 9 декабря 1914 – 4 января 1915 гг. В ней довелось отличиться Генерального штаба генералу от инфантерии Георгию Эдуардовичу Берхману, на тот момент командиру 1-го Кавказского армейского корпуса и Сарыкамышского отряда.

Начало Турецкой кампании

После начала войны с Турцией Главнокомандующим Кавказским фронтом стал генерал от кавалерии генерал-адъютант граф И. И. Воронцов-Дашков. Помощником последнего являлся генерал от инфантерии А. З. Мышлаевский, а должность начальника штаба Кавказской армии занял генерал-лейтенант Н. Н. Юденич. Кавказский фронт (кроме Батумской области) делился на 2 части. На первой из них - с операционным направлением на Александрополь-Эрзерум, Карс, Кагызман, Ольты, Сарыкамыш - и развернулись войска Г. Э. Берхмана.

Илл.1.jpg

Г. Э. Берхман. Сарыкамышская операция 12 – 24 декабря 1914 г. Некоторые документы. Под ред. А. Андреева. Париж, 1934.

Георгий Эдуардович был, что называется, старым «кавказцем», почитаемым как подчиненными, так и товарищами по службе. Он происходил из славной военной семьи, 3 поколения служившей на Кавказе. Сам Г. Э. Берхман, будучи офицером Генерального Штаба, провел почти всю службу на Кавказе.

После начала войны группа войск Г. Э. Берхмана насчитывала: у Сарыкамыша 25 батальонов, в Ольтах 8 батальонов, в Карсе 5 батальонов и в Кагызмане - еще 5 батальонов. Наступление, по старой кавказской традиции, началось незамедлительно - сразу после объявления войны. Г. Э. Берхман руководил Сарыкамышским отрядом, который двинулся вперед и вскоре достиг Кепри-кея. Здесь пришлось задержаться - положение было осложнено бездорожьем и продовольственным вопросом. Главнокомандующий отдал приказ удерживать занятые позиции.

Сарыкамышская группа была усилена 2 пластунскими бригадами и 6-ю батальонами.

Противостоявшая русским турецкая 3-я армия, усиленная 10-м корпусом, насчитывала до 160 батальонов, около 128 эскадронов, поддержанных курдскими сотнями (до 8 - 10 тысяч человек). Всего – до 190 тыс. человек, 300 орудий (непосредственно в операции участвовало 150 тыс. человек). Оперативную группировку турок составляли: 9-й (17-я, 28-я и 29-я пехотные дивизии, 9-я кавалерийская бригада); 10-й (30-я, 31-я и 32-я пехотные дивизии, 10-я кавалерийская бригада) и 11-й (33-я, 34-я, 18-я пехотные дивизии, 11-я кавалерийская бригада) корпуса.

У русских на Кавказском фронте с учетом прибывшего на усиление 2-го Туркестанского армейского корпуса и новых формирований - 153 пехотных батальона (дружин ополчения), 175 сотен и 350 орудий. Из них в боевом составе армии - 114 батальонов и дружин, 127 сотен и 304 орудия. Русские силы (их костяк составляли 1-й Кавказский армейский и 2-й Туркестанский армейский корпуса) были сведены в 3 отряда.

В начале декабря турки перешли в наступление. 3 корпуса, пользуясь горной местностью, осуществили искусный оперативный маневр. 2 корпуса ринулись на Ольтинское направление - против Ольтинского отряда генерал-лейтенанта Н. М. Истомина. Последний сообщил Г. Э. Берхману о наступлении турок, но двигавшиеся ему на помощь туркестанские стрелки, вследствие глубокого снега и пересеченной местности, не смогли пробиться к сел. Ида - и к ночи 9-го декабря были вынуждены вернуться в исходное положение. Тогда Г. Э. Берхман решил атаковать турок перед сел. Кепри-кей, и, разгромив противника, бросить часть своих войск в тыл врагу, наступающего на отряд Н. М. Истомина.

10-го декабря началось энергичное наступление, и к ночи выявился большой успех русских войск. 11-го декабря в ставку Г. Э. Берхмана в сел. Меджинкерт прибыл помощник главнокомандующего генерал от инфантерии А. З. Мышлаевский. Именем главнокомандующего последний лично вступил в командование войсками Сарыкамышского отряда – и разделил войска на 2 части: часть 1-го Кавказского армейского корпуса Г. Э. Берхмана, вместе с туркестанцами, вошла в Сводный корпус под командованием прибывшего в свите А. З. Мышлаевского генерала от инфантерии Н. Н. Юденича.

Г. Э. Берхман был назначен заместителем А. З. Мышлаевского - с поручением продолжить начатый бой. В это время сам А. З. Мышлаевский вместе со свитой уехал в Сарыкамыш. Узнав, что турки, оттеснив Ольтинский отряд на север, движутся большими силами на Сарыкамыш, где в то время находились лишь тыловые части, 12-го декабря А. З. Мышлаевский приказал войскам, прекратив бой, отойти на исходные позиции.

Разгадав план турок, Г. Э. Берхман немедленно выделил из своего резерва и двинул в Сарыкамыш 2 полка с артиллерией.

13-го декабря А. З. Мышлаевский прибыл к Г. Э. Берхману в Меджинкерт, и весь день 14-го декабря беседовал по телефону с Сарыкамышем - стараясь выяснить обстановку. А она была такова, что пять турецких дивизий (из состава 9-го и 10-го корпусов) под командованием энергичного Энвер-паши, подходили к Сарыкамышу, отрезав железную дорогу на Карс.

Рано утром 15-го декабря А. З. Мышлаевский, «озаботясь болезнью и трудами Главнокомандующего» (который был прикован к постели), оставил Сарыкамышский отряд и, вместе с генерал-квартирмейстером штаба Кавказской армии генерал-майором Л. М. Болховитиновым, выехал на Кагызман и далее в Тифлис. 16-го декабря, находясь в пути, он приказал Г. Э. Берхману вновь вступить в командование отрядом.

Герой Сарыкамыша.

Но еще до получения этого приказа, когда А. З. Мышлаевский оставил Меджинкерт, Г. Э. Берхман, вследствие критического положения отряда и в соответствии с нормами устава, вступил в командование. В командование штабом отряда вступил полковник В. Г. Ласточкин.

В. Г. Ласточкин.jpg

В. Г. Ласточкин

Г. Э. Берхман решил, прикрываясь с фронта, все силы двинуть на Сарыкамыш. Приказав войскам отойти на меджинкертские позиции, он образовал три арьергарда: правый – Н. Н. Юденича, центральный – В. В. де Витта и левый – Н. Н. Баратова.

Сарыкамышская группа войск с 15-го декабря, после прибытия 1-й пластунской бригады, была вверена генерал-майору М. А. Пржевальскому.

Вечером 18-го декабря Г. Э. Берхман со штабом прибыл в Сарыкамыш и в течение 5 суток руководил действиями войск, находясь под непрерывным артиллерийским огнем противника.

19-го декабря генерал решил, удерживаясь на арьергардных позициях, совершить обходной маневр - обойдя левый фланг противника, бросить ему в тыл пластунов и конницу Н. Н. Баратова.

Н. Н. Юденичу было приказано объединить командование своим и В. В. де Витта арьергардами, Н. Н. Баратову двинуться в обход, а коменданту Карсской крепости - выслать из состава гарнизона максимально возможные силы - в тыл туркам и на усиление частей Н. Н. Баратова. М. А. Пржевальский получил приказ атаковать Бардусский перевал (Верхний Сарыкамыш) - с 12-го декабря на этом участке шел упорный бой: турецкие авангарды были встречены частями полковника Н. А. Букретова.

20-го декабря Бардусский перевал был взят, выявился и успех обходной группы Н. Н. Баратова. 21-го декабря наступление активно развивалось и привело к поспешному отступлению турецкого 10-го армейского корпуса.

22-го декабря русское кольцо сжалось, и к вечеру турецкий 9-й армейский корпус (с командованием, орудиями, обозами и всей материальной частью) сдался в плен. Особенно отличилась бригада 39-й пехотной дивизии, которой руководил командир 155-го Кубинского пехотного полка полковник Ф. М. Волошин-Петриченко.

Так победоносно завершилась беспримерная операция, проведенная в горных условиях, в разгар суровой зимы, в глубоком снегу, при 30-градусных морозах. Операция, как отмечал ее исследователь участник войны Н. Г. Корсун, представлявшая «пример довольно редкого образца борьбы против окружения – борьбы, которая началась в обстановке обороны русских и закончилась в условиях встречного столкновения, с разжатием кольца окружения изнутри и преследованием остатков обходного крыла турок»

Войска Сарыкамышского отряда торжествовали победу. А ведь совсем недавно Кавказ трепетал, будучи уверен в неизбежной гибели отряда и грядущем турецком нашествии - и население Тифлиса начало эвакуироваться за Кавказский хребет, переполняя поезда и запрудив Военно-Грузинскую дорогу. Сарыкамышская победа решила судьбу Кавказа и Кавказского фронта - уничтожив мощную турецкую армию и открыв путь освобождению Турецкой Армении.

23-го декабря, телеграммой Главнокомандующего в ответ на победный привет своего отряда, Г. Э. Берхман, без объяснения причин, был отстранен от командования и заменен Н. Н. Юденичем. Правда, по представлению И. И. Воронцова-Дашкова был награжден высокой и редкой наградой - орденом Святого Александра Невского с мечами.

Главнокомандующий в приказе по Кавказской армии, игнорируя командира Сарыкамышского отряда, отметил генералов - подчиненных Георгия Эдуардовича. Дело в том, что И. И. Воронцов-Дашков был в это время настолько болен, что лично делами не занимался, и, соответственно, благодаря каким-то закулисным влияниям (вероятнее всего – А. З. Мышлаевского), и была допущена несправедливость. Об этом писал и Н. Н. Баратов, отмечавший моральные страдания Г. Э. Берхмана: друзья последнего даже опасались смерти генерала от разрыва сердца. Просьбы Г. Э. Берхмана о расследовании и суде оставались тщетными. Лишь через 1,5 года он сумел восстановить свое имя. После всестороннего расследования дела, 26 июля 1916 г. за успехи в командовании Сарыкамышским отрядом генерал был пожалован орденом Святого Георгия 4-й степени. Отмечалось, что генерал выполнил боевую задачу, проявив искусство командования, личное мужество, решимость и хладнокровие – и результатом стала полная победа под Сарыкамышем.

После этого Г. Э. Берхман принял 40-й армейский корпус на Юго-Западном (затем Румынском) фронтах, которым доблестно командовал вплоть до революции.

Таким образом, Высочайший Приказ восстановил справедливость, высветив заслуги Г. Э. Берхмана, приведшие к победе в одной из ключевых операций Первой мировой войны. Проводимая в исключительно сложных условиях, Сарыкамышская операция привела к тяжелому поражению турецкой 3-й армии. 10-й и 9-й корпуса противника были почти уничтожены, турки в общей сложности потеряли до 90 тыс. человек (в т. ч. 3,5 тыс. пленными). В плену оказались командир 9-го корпуса Исхан-паша, начальники 17-й, 28-й и 29-й дивизий и много офицеров. Только в окрестностях собственно Сарыкамыша весной 1915 г. было похоронено 28 тыс. турок. Русские потери – более 20 тыс. убитых, раненых, больных и свыше 6 тыс. обмороженных.

В рядах турецкой армии к 10. 01. 1915 г. осталось лишь 12400 человек - из 150000, начавших операцию. Погибла одна из трех турецких армий, бывших у Оттоманской империи к началу войны, т. е. была выведена из строя треть ее вооруженных сил.

Трофей Сарыкамыша.jpg

Трофеи Сарыкамыша.jpg

Трофеи Сарыкамыша. Нива. 1915. № 5.

Сарыкамышская операция имела важнейшее значение не только для России, но и для Антанты: положение России на Кавказско-персидском ТВД упрочилось; усилились турецкие войска, действующие против Кавказской армии, что облегчило действия англичан в Месопотамии и в районе Суэцкого канала. Операция благотворно сказалась на настроении общества в России, и особенно на Кавказе, войска приобрели веру в свои силы. Русский Кавказский фронт приковал к себе 11 турецких дивизий (при 3-х в Сирии, 2-х в Ираке и 4-х в Аравии), т. е. 55 % активных турецких сил.

Крах турецкого «блицкрига» привел к перелому и захвату стратегической инициативы на Кавказском ТВД уже с начала 1915 г. Эту инициативу Россия удерживала в течение всей войны. И ключевая заслуга в этом принадлежала главному герою Сарыкамышской операции - генералу от инфантерии Г. Э. Берхману.

Илл.2.jpg

Сарыкамышская операция. Схема. Никольский В. П. Сарыкамышская операция. София, 1933.

Автор:

640

Поделиться:

Вернуться назад