История в лицах

Лазарь Бичерахов. Командующий «новой» Кавказской армией и «звезда» прикаспийского фронта Гражданской войны

1 мая 2020 г.

Мы хотим вспомнить о Бичерахове Лазаре Федоровиче (15. 11. 1882, Спб. – 25. 07. 1952, Германия) – русском офицере, белом генерале, участнике Гражданской войны в России.

1..jpg

По происхождению - осетин, из казаков Терской области (станица Новоосетинская), сын вахмистра Собственного Его Императорского Величества Конвоя.

Окончил Санкт-петербургское первое реальное училище и московское Алексеевское военное училище. Хорунжий (22. 04. 1905 г.).

В 1911 – 1914 гг. служил в 1-м Горско-Моздокском полку Терского казачьего войска, сотник (1912 г.). Участник боевых действий в Персии (1909 – 1912 гг.).

Л. Ф. Бичерахов активно участвовал в боях и походах Первой мировой войны.

Если 05. 08. 1914 г. подъесаул Л. Ф. Бичерахов был по болезни уволен, то затем (менее чем через 3 недели) призван – в состав вновь развернутого 2-го Горско-Моздокского полка. До мая 1905 г. командовал 2-й сотней, воевал в Карпатах. Затем находился в распоряжении начальника Кавказской туземной конной дивизии Великого князя Михаила Александровича.

Войсковой старшина (ВП 29. 09. 1915 г.; ст. 19. 01. 1915 г.).

Служба Л. Ф. Бичерахова с 05. 01. 1916 г. была связана с Экспедиционным корпусом генерала Н. Н. Баратова в Персии. Командир сводного казачьего партизанского отряда.

Л. Ф. Бичерахов – участник «Месопотамского похода», в результате которого англичане встретили своих союзников оркестром и военным парадом.

В 1917 г. полковник Л. Ф. Бичерахов командовал отдельным отрядом в составе корпуса генерала H. H. Баратова. 28. 11. 1917 г., уже после издания первых декретов Советской власти и объявления перемирия с Германией, Л. Ф. Бичерахов направил Баратову телеграмму, в которой уведомлял генерала, о том что решил, оставшись на фронте, продолжить воевать – считая все переговоры о перемирии предательскими. На телеграмме Н. Н. Баратов написал: «Молодец Бичерахов!»

Уже осенью 1917 г. отряд Л. Ф. Бичерахова оперировал в английской зоне ответственности, и, после крушения Кавказского фронта, на основе прежнего отряда в начале 1918 г., сформировал в Персии новый отряд (около 1 тыс. человек), заключив союз с англичанами. Британский генерал Денстервилль 03. 02. 1918 г. на страницах своего дневника охарактеризовал полковника Л. Ф. Бичерахова, командующего горсткой из 300 верных казаков, как «кавказца, прекрасного парня».

3..jpg

26-го марта, стороны договорились о том, Л. Ф. Бичерахов не выводит свой отряд из Персии, пока не будет сменен англичанами; последние брали на себя покрытие расходов на боевые операции (по согласованию с английским командованием) и оплату жалованья казакам; отряд Бичерахова должен был действовать против войск Кучук-хана - пытаясь пробиться к Каспийскому морю и быть в готовности к последующим совместным операциям на Кавказе.

В советской литературе к Л. Ф. Бичерахову приклеился ярлык «отрабатывавшего английские деньги наймита». Факт содержания отряда на средства британской миссии в Персии очевиден. Но политическая и военная деятельность Л. Ф. Бичерахова свидетельствует, что эти отношения обеими сторонами очень долго (а Л. Ф. Бичераховым до конца) понимались как союзнические и равноправные, основанные на взаимовыгодном сотрудничестве - и о наемничестве не могло быть и речи. Герой нашей статьи неизменно и последовательно отстаивал русские интересы перед англичанами - как их понимал.

По июнь 1918 г. Л. Ф. Бичерахов контролировал свой район и вел успешные боевые действия против персидских боевиков, возглавляемых германскими офицерами.

Вступил Л. Ф. Бичерахов и в переговоры с большевиками: последние (в лице Бакинского Совнаркома) хотели использовать Партизанский отряд против наступавших на Баку сил протурецкой азербайджанской Кавказской исламской армии (враждебной, соответственно, и Антанте) и турецких войск. Разложившиеся и терпевшие поражение войска Коммуны были мало на что способны. Л. Ф. Бичерахов же в данный момент видел в большевиках защитников «русских интересов» в регионе.

05. 07. 1918 г. отряд Л. Ф. Бичерахова прибыл в Энзели, и 07. 07. убыл на фронт, заняв правый фланг обороны Баку.

С. Г. Шаумян сообщал в Царицын И. В. Сталину: «7 июля на Кюрдамирском фронте противник перешел в наступление, стараясь охватить Кюрдамир, но после 12-часового боя был отброшен, причем понес большие потери. В бою участвовал бичераховский отряд, броневики».

Отряд Л. Ф. Бичерахова включал Запорожскую, Горско-Моздокскую, Кубанскую, Уманскую, Линейно-Хоперскую, Пограничную Осетинскую сотни, Кубанскую казачью конно-горную батарею, 1-ю конно-горную батарею, пулеметную команду, 1-ю и 2-ю конные радиостанции, лазарет, автомобильную команду. В усиление ему были назначены 2 пехотных батальона. Южный сектор обороны занимали еще 5 батальонов Красной армии.

Бичераховцы на бакинцев произвели большое впечатление: «На упитанных с лоснящейся шерстью лошадях сидели казаки в мерлушковых черных шапках. На их спины спускались башлыки. Впереди ехал казак со штандартом с золотистыми кистями. На штандарте были изображены череп со скрещенными костями и надпись золотым шитьем... Держались казаки обособленно, вели себя высокомерно. Превосходной экипировкой и вооружением бичераховцы резко выделялись от наших солдат, одетых и вооруженных чем попало».

Впечатление Л. Ф. Бичерахова о новых союзниках было следующим: «Красной армии нет - все это пустой звук. До моего прихода, говорят, было около 6000 человек, но при появлении регулярных турецких войск они все разбежались. Сейчас имеется красноармейцев около 2000, но все это сидит в вагонах и при малейшем появлении противника бежит... Номеров батальонов у них много, но солдат нет. Правда, очень много комиссаров».

Л. Ф. Бичерахов назначается командующим обороной Баку (общее руководство осуществлял комиссар по военным и морским делам Бакинского СНК Г. Н. Корганов). Но наиболее боеспособный у бакинцев красногвардейский отряд Г. П. Петрова отказался подчиняться Л. Ф. Бичерахову, а позднее начался раздрай между казаками, большевиками и армянами. 3000 последних в конце июля вообще отказались выйти на позицию.

В итоге, брошенный «союзниками», Партизанский отряд, потеряв более 100 человек, прорвался сквозь окружение турецких и азербайджанских войск и ушел в Дагестан, оголив северный участок обороны Баку.

Бакинский Совет был вынужден пригласить в город английские войска, а большевики бежали из Баку.

Вступивший 30. 07. 1918 г. в Дагестан, Партизанский отряд был встречен большевиками враждебно: авангард разоружен, офицеры арестованы. Развернулись боевые действия, в ходе которых бичераховские бойцы одержали победу над войсками красного Временного Дагестанского облисполкома. Были взяты города Дербент и Порт-Петровск.

После свержения Бакинской коммуны 4 августа 1918 г. диктатура Центрокаспия назначает Л. Ф. Бичерахова командующим войсками, оборонявшими город. После занятия Баку турецкими войсками (14. 09. 1918 г.) он отступил с отрядом в район Порт-Петровска и Дербента.

Диктатура Центрокаспия объявила Л. Ф. Бичерахова командующим фронтом с подчинением ему Каспийской флотилии. А в августе он возглавил правительство Кавказско-Каспийского союза, признавшего Уфимскую директорию (основные лозунги: восстановление российской государственности по образцу, существовавшему до 25. 10. 1917 г. с воссоединением всех регионов в единое государство; борьба с германо-турецкой агрессией при единении с союзниками по Антанте).

6..jpg

Войска генерал-майора Л. Ф. Бичерахова (произведенного Временным Всероссийским правительством 16. 11. 1918 г. «за боевые заслуги по очищению Прикаспийского края от большевиков» с назначением «командующим русскими силами в прикаспийском крае»), реорганизованные в Кавказскую армию, обороняли Порт-Петровск от азербайджанской Кавказской исламской армии, чеченских и дагестанских боевиков, штурмовали захваченный большевиками Кизляр, помогали терским казакам и армянским войскам.

В октябре 1918 г., под напором турецких частей, Кавказской исламской армии и горских боевиков, войска Л. Ф. Бичерахова отступили от Дербента, а в ноябре того же года потеряли Порт-Петровск.

По свидетельству командующего полевыми войсками Кавказской армии полковника Б. В. Никитина, бои за последний были чрезвычайно яростными – их отличала масса штыковых атак и канонада, сливавшаяся в непрерывный гул. В городе были большие разрушения. 120-мм орудия канонерских лодок «Карс» и «Ардаган» поддерживали обороняющихся огнем. Огонь по радио Б. В. Никитин координировал лично (через начальника штаба А. Е. Мартынова, который находился в порту). Турецкая артиллерия сосредоточенным огнем с господствующих высот подготовила штурм - и участь Порт-Петровска была решена. Выстоять против целой турецкой дивизии и нескольких тысяч чеченцев и дагестанцев войска Л. Ф. Бичерахова долго не смогли. Несмотря на формальную многочисленность отряда, боеспособных частей в его составе было не много. Слабым звеном обороны Порт-Петровска стали армянские части: вновь среди охваченных паническим страхом перед турками армян началось массовое дезертирство. Беглецы стремились попасть на корабли. Сражались почти исключительно казаки и русские офицеры.

2..jpg

Кавказские армия и флотилия осенью 1918 г. насчитывали в своем составе (это общая численность, бойцов было в разы меньше): 29952 человека, 6193 лошади, 22 пулемета, 107 орудий, 8 бронеавтомобилей, 2 бронированных поезда, поезд-батарею и вспомогательный поезд, 73 автомобиля, авиационный дивизион, 9 вооруженных судов, 8 радиостанций. Поток добровольцев в армию (с учетом особой заботы Л. Ф. Бичерахова о финансово-материальном обеспечении подчиненных) был непрерывным. Значительные контингенты составили бывшие русские военнослужащие (обменянные из турецкого плена), пленные красноармейцы и части и подразделения местных формирований. Ядро армии – испытанная еще в Персии казачья конница: Запорожская, Уманская, Кубанская, Горско-Моздокская, Линейно-Хоперская сотни. В ее состав включен и 3-й Муганский эскадрон (укомплектован защитниками Мугани). Численный состав сотен был неодинаков: в Кубанской - 80, в Уманской - 134, в Горско-Моздокской - 165 человек. Значительное количество людей в большинстве сотен (как и в других частях) достигалось за счет приема армян. Так, в четырех (кроме Линейно-Хоперской) сотнях на рубеже сентября - октября числилось 502 человека, из которых 350 - казаки, а остальные – армяне.

Активное привлечение в войска бывших красноармейцев иногда оборачивалось катастрофой. Например, укомплектованный сдавшимися в плен в Дагестане красноармейцами отряд есаула Слесарева, действовавший в октябре - ноябре 1918 г. на Кизлярском фронте, проявил себя как низко дисциплинированная часть - много его бойцов перешло на сторону большевиков. Б. В. Никитин вспоминал: «Солдаты ходили в огонь, но требовали непрестанного, неусыпного надзора». А во время боев с турками в октябре - ноябре «приходилось посылать для поддержки пехоты по восемь казаков на батальон, иногда по четыре на роту. Они скакали на смерть: редко кто из них возвращался». В то же время «казаки сражались выше всяких похвал», а «артиллерия была прекрасная».

Л. Ф. Бичерахов лично разработал для армии знаки различия. Имело объединение и свою символику.

После поражения Германского блока в Первой мировой войне британцы отказались снабжать русские формирования в Закавказье.

Л. Ф. Бичерахов пытался восстановить русские государственные и военные структуры в Баку и Мугани, и под давлением английской оккупационной администрации и властей Азербайджанской республики его отряд в январе 1919 г. был эвакуирован в г. Батум и в апреле 1919 г. расформирован. Личный состав и имущество переданы ВСЮР. Каких-либо должностей Л. Ф. Бичерахов не получил, и эмигрировал - вначале в Великобританию (в Лондон), а потом переехал в Париж (где 10 лет проработал на заводе) и в Германию.

Очевидец так писал о Л. Ф. Бичерахове: «человек этот обладал большой способностью вести казаков за собою, умел отлично улавливать их подлинные думы и чаяния, незаурядно энергичный и сильный волей. Не чужд был и демагогии, когда это требовалось для отражения нападения политических противников».

О патриотизме Л. Ф. Бичерахова говорит эпизод, связанный с оккупацией англичанами Баку. Войска Кавказской армии в это время сами готовились войти в город. Несмотря на тяжелое положение его армии, Л. Ф. Бичерахов не хотел быть на вторых ролях, настаивая, чтобы войска союзников входили под русскими флагами, а корабли несли Андреевские флаги. Когда же англичане стали настаивать на наличии британских флагов на английских кораблях, Л. Ф. Бичерахов, как вспоминал очевидец, с помощью своей палки выпрямился, и, бледный и дрожащий, не проговорил, а "скорее прошипел " - что Каспийское море всегда было русским и над ним никогда не развевался иностранный флаг. В итоге сошлись на том, что входить в Баку англичане будут под собственными флагами, но если придется вступить в бой, то они поднимут Андреевский флаг. Изданный накануне высадки войск Кавказской армии в Баку приказ сообщал, что передовые части Кавказской армии вступают в город совместно с английскими войсками и представителями союзных Франции и Америки.

И советские, и русские историки сходились на том, что национально ориентированный Л. Ф. Бичерахов стал мешать «союзникам», которые после завершения Первой мировой войны стали превращаться в интервентов.

Т. о., в годы Гражданской войны на некоторое время Л. Ф. Бичерахов стал фактическим правителем обширных прикаспийских территорий. Причем в этом качестве он был признан Временным Всероссийским правительством (прообразом будущего колчаковского), и расширял сферу своего влияния. На ранних этапах добровольческого движения на юге России под предводительством М. В. Алексеева, Л. Г. Корнилова и А. И. Деникина Л. Ф. Бичерахов составлял им на антибольшевистском фронте реальную конкуренцию. Но, предчувствуя превратности Гражданской войны, в одном из писем генералу А. И. Деникину он пророчески сообщал: «Вначале благодаря случайности у меня был отряд, затем случайно я собрал армию, затем случайно присоединился ко мне флот. И такая же простая случайность все смоет из моих рук, и я останусь без единого солдата».

4..jpg

Умер Л. Ф. Бичерахов в доме престарелых в Дорнштадте (под Ульмом), и похоронен там же - в ограде церкви.

5..jpg

Среди наград Л. Ф. Бичерахова: ордена Святого Владимира 4-й степени, Святой Анны 3-й (с мечами и бантом) и 2-й (с мечами) степеней, Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, Святого Георгия 4-й степени и два английских ордена, а также Георгиевское оружие.

Литература

Кадишев А. Б. Интервенция и гражданская война в Закавказье. М., 1960.; Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны. М., 2003.; Безугольный А. Ю. Генерал Бичерахов и его Кавказская армия. 1917 - 1919. М., 2011.

Автор:

581

Поделиться:

Вернуться назад