Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 6. Весомая лепта

Вооружение и снаряжение

Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 6. Весомая лепта

20 февраля 2021 г.

Говоря о причиненных противнику потерях (Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 5. О Северном морском театре и потерях противника в 1914 - 1917 г.г.), необходимо отметить, что подсчитанные безвозвратные потери противника касаются факта прямого или косвенного участия в нанесении этих потерь русского ВМФ. Другие случаи гибели кораблей противника (например, в результате штормов, аварий, катастроф и т. п.) нами не учитывались.

Это касается и русского флота. Так, например, эсминцы «Исполнительный» и «Летучий» 29. 11. 1914 г. перевернулись во время шторма в Финском заливе, 14 сентября и 10 ноября того же года погибли германские миноносцы Т 50 и S 124 от шторма и столкновения соответственно. Подводная лодка UB 25 погибла 06. 03. 1917 г. на Балтике в результате столкновения. Если считать косвенные потери противника, то получается, что германцы потеряли на Балтике единственный утраченный за войну дредноут – линкор «Рейнланд» 29. 03. 1918 г. во время операции у Аландских островов наскочил на камни, был отбуксирован, но из-за сильных повреждений не восстанавливался и был списан. И перечень можно продолжать.

1.jpg

«Рейнланд»

Интересно отметить некоторые особенности потерь противника. Германские линкоры – новейший «Байерн», «Гроссер Курфюрст» и «Маркграф» были достаточно серьезно повреждены, подорвавшись на русских минах в ходе операции «Альбион» 1917 г. Германские линейные крейсера типа «Мольтке» были неоднократно повреждены. Так, линейный крейсер «Мольтке» 6 августа 1915 г. в ходе Ирбенской операции был торпедирован и поврежден английской подлодкой Е-1 (в носовой торпедный отсек и смежные помещения поступило 435 тонн воды, причем погибло 8 человек; взрывчатка рассыпалась, но детонации боезапаса не произошло). В ходе операции «Альбион» «Мольтке» получил мелкие повреждения: русская батарея на мысе Хундава на третьем залпе накрыла линейный крейсер. Линейный крейсер «Гебен» в бою у мыса Сарыч 5 ноября 1914 г. получил 14 попаданий снарядами крупного калибра и потерял 164 человека (105 убито и 59 ранено). 27 апреля 1915 г. в бою у Босфора «Гебен» получил 3 попадания 305-мм снарядами.

26 декабря 1915 г. «Гебен» вел бой с новым дредноутом «Императрица Екатерина Великая». Получив попадание, он воспользовался преимуществом в скорости и ретировался в Босфор. Как минимум один раз корабль серьезно подрывался на русских минах (в декабре 1914 г. - принял 600 тонн воды и с большим трудом дошел до базы, а ремонт проводился с помощью кессона германскими водолазами). Линейный крейсер «Фон дер Танн» в Ирбенской операции 1915 г. получил попадание снарядом калибра 152 мм с русской батареи острова Утэ, а потом еще один снаряд попал в носовую дымовую трубу, причинив незначительные повреждения.

2.jpg

«Императрица Екатерина Великая»

Имели повреждения и многочисленные корабли более низких классов (например, легкий крейсер «Бреслау» в конце мая 1915 г. у Босфора подвергся торпедной атаке подлодки «Тюлень», 5 июля того же года подорвался на минах подводного минзага «Краб»; турецкая торпедная канонерская лодка «Берк-и-Сатвет» 20 декабря 1914 г. получила серьезные повреждения от русской мины и т. д. и т. п.).

Летопись 77.jpg

Если говорить о безвозвратных потерях противника от прямого или косвенного воздействия русского флота, то получится следующая картина.

Были уничтожены все броненосные крейсера типа «Фридрих Карл» - 2 единицы («Фридрих Карл» и «Принц Адальберт»: первый погиб на мине, а второй торпедирован британской подлодкой, действовавшей в интересах Балтфлота).

Были потеряны 5 легких крейсеров (германские «Магдебург», «Бремен», «Ундина», «Газелле», турецкий «Меджидие»), 1 вспомогательный крейсер, 1 монитор (австрийский), 30 эсминцев и миноносцев (27 германских, 2 турецких, 1 болгарский), 3 минных заградителя (2 турецких, 1 германский), 4 канонерские лодки (турецкие), 11 подводных лодок и подводных минных заградителей, 15 тральщиков (германские), гидроавиатранспорт («Гзиндер» подорвался на мине 21. 05. 1915 г. и разоружен), 5 сторожевых кораблей, 2 турецких сторожевых катера, вспомогательные суда.

Из 103 ранее поименованных в таблице уничтоженных боевых кораблей и судов противника 10 потеряны в 1914 г. (около 10 % потерь, но в их числе 2 крейсера), 37 в 1915 г. (почти 36 %), 29 в 1916 г. (28 %) и 27 в 1917 г. (26 %). Из уничтоженных 101 корабля противника (болгарский эсминец «Шумни» и австрийский монитор «Темеш» не берем во внимание) неприятельских кораблей 11 турецкие (почти 11 %). С учетом болгарского эсминца, австрийского монитора и 5 германских подлодок, погибших на Черном море, получаем среднюю результативность для Черноморского флота более 17 % от всех уничтоженных кораблей противника (оставшиеся – 80 % Балтика и около 3 % Северный морской театр).

На крупнейшие операции противника приходится безвозвратных потерь:

Ирбенская операция 26 июля - 8 августа 1915 г. – 2 эсминца и 3 тральщика;

Операция с целью сорвать готовящуюся русскую десантную операцию на Босфоре 21 марта 1915 г. – погиб легкий крейсер «Меджидие» (один из двух крейсеров ударной группы);

Операция 10-й минной флотилии по прорыву в Финский залив 29 - 30 октября 1916 г. – погибли 7 из 11 эсминцев флотилии;

Операция «Альбион» 1917 г. – 11 миноносцев и эсминцев, 6 тральщиков – самые крупные потери противника в одной операции.

Наиболее успешные (в плане безвозвратных потерь противника) активные операции русского флота – бой черноморских эсминцев 27. 11. 1915 г. у о. Кефкен – потоплены в артиллерийском бою турецкие канонерские лодки «Ташкопрю» и «Йозгат»; бой балтийских эсминцев 18. 05. 1916 г. с охранением германского конвоя в Норчепингской бухте – уничтожены вспомогательный крейсер «Германн» и 2 вооруженных траулера; Готландский бой 19. 06. 1915 г. – противник потерял минный крейсер «Альбатрос». Интересен бой 15. 06. 1915 г. в Ирбенском проливе 6-го дивизиона Минной дивизии и ПЛ «Окунь» с германским отрядом (броненосец береговой обороны «Беовульф», крейсера «Аугсбург», «Любек», 2 миноносца и 6 тральщиков), сорвавший артиллерийский обстрел противником г. Виндавы.

Интересно также отметить, что Балтийский флот успешен в основном применением минного оружия, Черноморский – артиллерийского огня.

Применяются таранные удары – например, 22. 03. 1916 г. на Черном море германская ПЛ U 33 при попытке атаковать русские транспорты была таранена эсминцем охранения «Строгий», получив повреждения; 01. 05. 1916 г. ПЛ «Морж» таранным ударом потопила турецкий парусник у м. Шали и т. д.

Имели место настоящие воздушно-морские операции – например, с 10 по 12 августа 1916 г. г. Варна бомбился русскими гидросамолетами сразу с 3 авиатранспортов (чем не авианосная эскадра), германцы, нанеся ответный авиаудар, повредили эсминец «Поспешный». Высаживались десанты и диверсионные группы, артиллерийский обстрел береговых целей преследовал цель не только поддержать наземные войска, но и нанести прямой экономический ущерб врагу (например, с 17. 10. по 23. 10. 1916 г. крейсер «Память Меркурия», эсминцы «Поспешный», «Быстрый» и «Пронзительный» расстреляли нефтехранилища в Констанце - из 37 резервуаров 15 были уничтожены).

Важно отметить, что в активе русского Черноморского флота – уникальная по результативности операция. К концу 1916 г. Черное море было очищено от германских ПЛ – остатки германской подводной группировки были вынуждены уйти в Адриатику, чтобы избежать полной гибели.

Потери русского флота от воздействия или предполагаемого воздействия (как в случае с «Императрицей Марией») противника составили – 1 новый и 2 старых линкора («Императрица Мария» 07. 10. 1916 г. от взрыва погребов, «Слава» затоплен экипажем в результате Моонзундского сражения 04. 10. 1917 г., «Пересвет» подорвался на мине 22. 12. 1916 г. у Суэца), 1 броненосный крейсер («Паллада», погибла от торпеды ПЛ U 26 28. 09. 1914 г.), 1 легкий крейсер («Жемчуг» Сибирской флотилии – 15. 10. 1914 г. в Пуло-Пенанге), 10 эсминцев (7 балтийских – 4 («Охотник», «Доброволец», «Бдительный», «Лейтенант Бураков») погибло на минах, 1 («Гром») погиб в Моонзундской операции, 1 («Стройный») погиб от атак авиации и 1 («Казанец») торпедирован ПЛ; 3 черноморских («Живучий», «Лейтенант Зацаренный», «Лейтенант Пущин») погибли от подрыва на минах), 3 канонерские лодки («Сивуч» и «Кореец» погибли в Ирбенской операции 1915 г. соответственно 6 и 7 августа – одна от огня противника, другая затоплена экипажем; «Донец» при внезапной атаке турок 16. 10. 1914 г.), 3 минных заградителя («Прут» погиб в результате внезапного удара германо-турецких сил по черноморским портам 16. 10. 1914 г., «Енисей» 22. 05. 1915 г. торпедирован ПЛ, «Ладога» подорвалась на мине 02. 08. 1915 г.), также потеряно 3 сторожевых катера, сторожевое судно, транспорт, 7 пароходов, 9 подводных лодок (погибли на Балтике: «Акула» в 11. 1915 г.; «Сом» 10. 05. 1916 г., «Барс», «Львица», «Гепард» и АГ-14 в 1917 г.; черноморская «Морж» в конце апреля – начале мая 1917 г., английские Е-18 и С-32), не менее 15 тральщиков (так, ТЩК «Проводник» погиб 14 августа, а ТЩК № 7 и ТЩК № 8 – 9 сентября 1914 г., ТЩК 91 погиб во время минной постановки от своих мин в мае 1916 г., ТЩК 33 на Черном море сел на мель и уничтожен «Бреслау» и ПЛ U 33 и т. д.). Итого – 68 кораблей и судов.

Интересно отметить, что русский императорский флот понес незначительные потери в подводных лодках – большинство их было утрачено в революционном 1917 году.

0_Страница_27.jpg

Баланс, как мы видим – в пользу российского флота (например, в основном классе кораблей - миноносцев - русские потеряли 10 против 30 у противника – в три раза меньше). Русский флот нанес противнику более тяжкие потери. Об этом свидетельствует и Н. Ю. Озаровский (хотя и исследуя более ограниченный промежуток времени): «За два года войны потери русского флота как в военных, так и в торговых кораблях выразились в 29000 т. За это же время соответствующие потери германского флота составили 105000 т» [Озаровский Н. Ю. Указ. соч. С. 16].

Это тем более интересно, что русский флот, не идя ни в какое сравнение с британским и германским, в меру своих сил нанес противнику более высокие удельные потери, чем его оппоненты, т. е. был более результативен. В частности, из сотни потерянных германцами за войну миноносцев и эсминцев [См. Трубицын С. Б. Эскадренные миноносцы и миноносцы Германии (1871-1918 гг.). Спб., 2000. С. 111] до трети потеряны на Востоке, при том что Россия последний год войны уже не воевала.

Русские флоты теснейшим образом взаимодействовали с союзниками.

3.jpg

Эскадра в походе

Характеризуя вклад в общесоюзное дело, а также взаимоотношения с союзниками (прежде всего британцами), следует отметить несколько моментов. Балтийское море являлось совершенно изолированным бассейном и исключалась любая помощь со стороны английского флота. В то же время Германия, благодаря Кильскому каналу, в любой момент могла развернуть весь свой флот на Балтике. Соответственно, взаимодействие с британцами осуществлялось: а) по линии разведки и обмена информацией (яркая иллюстрация – история с крейсером «Магдебург», когда важнейшие шифры и коды ВМФ Германии были переданы союзникам, разведывательные и радиоперехватывающие подразделения Балтфлота были сильнейшими среди союзных; А. А. Керсновский отмечал, что разведка, организованная адмиралом Непениным причинила противнику огромный вред, британский флот всю войну пользовался ее плодами. Учитывая что всю ключевые операции на море англичане выиграли прежде всего благодаря информации русской разведки, историк отмечал, что русский флот являлся «мозгом британского» Керсновский А. А. История русской армии. Т. 4. М., 1994. С. 234); б) на Балтийском море в союзных и русских интересах действовали британские подлодки.

На Черном море важнейшим элементом взаимодействия с союзниками было содействие русского флота англо-французским силам в период проведения Дарданелльской операции. Руководители Черноморского флота и группировки союзников в Проливах поддерживали постоянную связь. Наблюдались контакты по линии агентурной разведки. Осуществлялся и прямой обмен информацией, в том числе оперативной. Так, если использование документов крейсера «Магдебург», переданных британцам, позволяло последним эффективно действовать против германского флота, то англичане, в свою очередь, в ноябре 1914 г. поделились с русскими информацией об обороне Босфора и Дарданелл и состоянии турецкого флота.

Русские моряки в борьбе с германскими подлодками использовали такие новые боевые средства как гидростатические глубинные бомбы, ныряющие снаряды, противолодочные мины. Они были созданы в 1915 - 1916 г.г., и в тот момент флоты других стран - участниц войны таких средств не имели. Т. о., русские моряки были пионерами в деле создания новых средств противолодочной борьбы, роль которых постоянно возрастала.

Россия была ведущей державой в использовании минного оружия. Союзники России извлекли из этого немалую пользу. Так, в октябре 1914 г. по просьбе англичан последним были переданы 1000 мин заграждения и 11 чертежей к ним, экземпляр змейкового трала и документация к нему. Русские офицеры-наблюдатели в британском флоте М. А. Кедров и М. И. Смирнов отмечали, в частности, приоритет русского флота в применении минно-торпедного и артиллерийского вооружения [Емелин А. Ю. Научно-технические аспекты взаимодействия русского и британского флотов. 1914-1917 гг. // Военно-исторический журнал. 2007. № 7. С. 44]. В марте 1916 г. в Англию по настоятельной просьбе Адмиралтейства был командирован офицер-минер Б. Ю. Аверкиев с комплектом чертежей и образцов новейших мин. В марте 1917 г. англичане запрашивали информацию о трассирующих снарядах, порохах, устройстве погребов на новых дредноутах, типах русских снарядов и пр. Обмен информацией был обоюдный. Например, после появления на Черном море германских подлодок русским было передано несколько экземпляров противолодочных сигнальных сетей, чертежи мониторов, образцы вооружения и техники и т. д.

Все это преследовало одну цель – победу над общим врагом, и в ее достижение русский флот внес свою весомую лепту.

Летопись войны 77.jpg

Летопись № 77.jpg

Григорович.jpg

Эбергард.jpg

Командующий Черноморским флотом 1914 - 1916 г.г. адмирал А. А. Эбергард

7.jpg

Командующий Черноморским флотом 1916-1917 г.г. вице-адмирал А. В. Колчак

Канин.jpg

Командующий Балтийским флотом 1915-1916 г.г. адмирал В. А. Канин

9.jpg

Командующий Балтийским флотом 1916 – 1917 г.г. вице-адмирал А. И. Непенин

Русин.jpg

Начальник Морского Генерального штаба вице-адмирал А. И. Русин

Стеценко.jpg

Начальник Главного Морского штаба вице-адмирал К. В. Стеценко

Сапсай.jpg

Статьи из этой серии

Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 5. О Северном морском театре и потерях противника в 1914 - 1917 г.г.

Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 4. 1916 год - Балтика и Черное море

Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 3. 1915 год - Черное море и Дунай

Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 2. 1915 год - Балтика

Русский флот в Первой мировой и его боевая эффективность. Ч. 1. 1914 год - Балтика, Черное море и Дунай

Автор:

877

Поделиться:

Вернуться назад